Минус четверть

Статьи: Минус четверть
 Фото FinMaidan
В Нацбанке подсчитали, что уже свыше 25% банковского кредитного портфеля сейчас не обслуживается. Регулятор делает акцент на макроэкономических факторах, основным из которых является падение платежной дисциплины заемщиков из Крыма и Донбасса. Однако банкиры жалуются не столько на клиентов, которые временно или навсегда потеряли возможность обслуживать кредиты, сколько на мошенников. Они уже устали ждать, когда власть выполнит обещание защитить права кредиторов.

Потеря активности
Уже свыше четверти банковских кредитов не обслуживается. Доля плохих кредитов (NPL) с начала года выросла с 19% до 25,5%, в том числе в апреле рост составил 0,8 процентных пункта, а месяцем ранее – 1,2 п.п., подсчитали в Нацбанке. «Помимо риска ликвидности, банки сталкиваются с повышенным риском платежеспособности, вытекающим из быстрого ухудшения качества активов на фоне серьезного экономического спада и потерь, понесенных банками в Крыму и Донбассе», – говорится в презентации Нацбанка, подготовленной заместителем главы НБУ Дмитрием Сологубом.

Официальные данные НБУ являются верхушкой айсберга – банкиры всегда стремились не показывать реальный уровень необслуживаемых кредитов, чтобы не формировать резервы. В 2014 году доля плохих кредитов, по классификации НБУ, выросла с 12,9% до 19%. Но в показателе НБУ отсутствовали субстандартные кредиты, значительная часть которых реструктуризирована или пролонгирована. С их учетом доля проблемных кредитов, по методике МВФ, увеличилась в 2014 году с 23,5% до 32%.

Самые большие потери банки понесли из-за аннексии Крыма, военных действий на Донбассе и девальвации гривны. К слову, девальвация гривны также исказила реальную динамику кредитного портфеля. Например, задолженность заемщиков Крыма с 1 февраля 2014 года по 1 мая 2015-го на бумаге почти не изменилась – сократилась с 16,6 млрд до 16,27 млрд грн. Точная цифра кредитов, не обслуживаемых в зоне АТО, не сообщается, но известно, что кредитный портфель всех заемщиков Донецкой и Луганской областей за более чем год сократился с 63,8 млрд до 51,6 млрд грн. В прошлом году банки покинули эти территории: отделения были закрыты, а инфраструктура – отключена. Это усложнило погашение кредитов граждан, а предприятия, в основном, продолжили платить по долгам.

Глобальная проблема

Вопрос проблемных кредитов у банков сейчас находится на втором месте после вопроса ликвидности, а часто они неотделимы, например, тогда, когда из-за прекращения погашения кредитов банки не могут возвращать вклады. «Одна из основных причин введения в банки временных администраций и их ликвидации – проблемы с кредитным портфелем, которые есть у всех банков. Несколько лет назад главной проблемой был ритейл, а теперь корпоративный сектор», – утверждает председатель правления БТА Банка Константин Серегин. Именно из-за неплатежей заемщиков по кредитам банки, имевшие внешнее фондирование от материнских структур, начали процесс конвертации таких кредитных линий в капитал. В последующем за счет этих средств будут сформированы резервы. Укрсоцбанк проведет конвертацию примерно на $500 млн, а российский банк ВТБ заявил, что готов конвертировать в капитал «дочки» до $800 млн.

Но это лишь временное решение проблемы. Во-первых, в дальнейшем необходимо взыскать средства с проблемных должников, а во-вторых – снизить риски мошенничества будущих недобросовестных заемщиков, которые берут кредиты, изначально не собираясь их возвращать. С этой целью НБУ и банкиры уже больше года говорят, что готовят законопроект о защите прав кредиторов. «Правительство и президент заявляют о том, что готовы защищать кредиторов. Но на самом деле никто ничего не делает. В законодательстве полно ляпов, а в судебной системе не происходит никаких изменений, – разочарован глава правления Пиреус Банка Сергей Наумов. – У нас был случай, когда клиент взял кредит у семи банков под один и тот же залог. Было заведено уголовное дело, он сидит в СИЗО, но при этом умудряется влиять на прокуратуру. Прокуратура накладывает арест на имущество его предприятий и ничего невозможно реализовать».

И пока механизмы влияния на проблемных должников не изменятся, доля NPL будет расти или, как минимум, оставаться высокой. «Главные причины такой ситуации – это низкая платежная дисциплина и проблемы в законодательстве. Должен быть доработан закон о банкротстве, нужна возможность возбуждать гражданские иски о мошенничестве, нужно разработать механизм защиты от переводов активов на вторых лиц, – предлагает глава правления ВТБ Банка Константин Вайсман. – Также необходимо внедрить меры, чтобы недобросовестный заемщик не мог пользоваться своими активами и активами своих предприятий, в том числе и теми, которые находятся за рубежом».

Страница 4 из 4

Присоединяйтесь