«А был ли сговор»: полиция расследует отношения НБУ с банками
Фото finclub.net

«А был ли сговор»: полиция расследует отношения НБУ с банками

Небольшие банки прошли в НБУ все возможные «круги ада», пока добивались разрешения на докапитализацию, как вдруг оказалось, что треть банковской системы стали фигурантами уголовного расследования. Полиция подозревает их в коррупционном сговоре с управленцами НБУ. Участники рынка шокированы такими обвинениями и уверяют, что Нацбанк тщательно проверяет источники происхождения капиталов. И это нравится не всем (укр.).


Список 37

Неопознанные служебные лица Национального банка подозреваются в злоупотреблении властью или служебным положением. За это им грозит до шести лет лишения свободы в рамках ч. 2 ст. 364 УК. Сейчас Нацполиция ищет потенциальных нарушителей сразу в трех департаментах НБУ.

«В ходе проведения досудебного расследования установлено, что в 2016-2017 годах служебные лица департамента инспекционных проверок, департамента банковского надзора и департамента лицензирования НБУ, действуя умышленно и согласованно между собой, находясь в сговоре с собственниками и руководителями коммерческих банков, злоупотребляя, вопреки интересам службы, своим служебным положением, не выполняли собственные служебные обязанности по проверке происхождения денежных средств, которые направляются на капитализацию банков. Они достоверно знали о несоответствии их происхождения указанному в предоставленных документах», – говорится в определении суда.

Уголовное производство № 12017000000001360 полицейские расследуют с 25 сентября, но о нем стало известно лишь из определения Шевченковского районного суда Киева. Этот суд 17 ноября санкционировал изъятие полицией из Нацбанка массива данных, которые касаются… 37 банков.

Речь идет об изъятии документов, в том числе с ограниченным доступом: служебной корреспонденции НБУ, материалов из «Аскод» и СЭП, справок инспекционных проверок, докладных записок, презентаций, схем, выписок по счетам, которые «использовались должностными лицами НБУ для анализа, подтверждения и/или опровержения источников происхождения средств, которыми планировалось увеличить регулятивный и/или уставный капитал банков». Суд разрешил полиции сделать копии в бумажном или электронном виде.

Санкция на изъятие документов была получена в ноябре, но решение суда было обнародовано лишь 4 декабря. Нацбанк не сказал, приходили ли уже к ним полицейские. На запрос FinClub он ответил формально: «НБУ находится в постоянном сотрудничестве с правоохранительными органами», а за 2016-2017 годы предоставил им доступ к вещам и документам «в рамках расследования уголовных производств почти 300 раз». Немногословной была его реакция и на просьбу прокомментировать обвинения в сговоре с банкирами. «Комментировать данные о ходе досудебного расследования компетентны правоохранительные органы», – сказали в пресс-службе.

Читайте: Зарплату готовят к повышению

Неофициально собеседники FinClub в НБУ, которые оказались под «подозрением» полиции, говорят, что «более обидного» обвинения, чем обвинение в недостаточности проверки источников капитала, они не слышали. В этой ситуации они могут лишь предоставить полиции запрашиваемую ими информацию, дать пояснения по своим действиям и «работать дальше».

В материалах суда не указан критерий отбора 37 банков, но список полиции совпадает с перечнем банков, которые на 27 марта имели уставный капитал меньше 200 млн грн. Чтобы эти учреждения успели докапитализироваться до 11 июля, парламент даже принял закон «Об упрощении процедур капитализации и реорганизации банков». Непонятно, почему полиция проверяет именно 37 банков. Ведь в начале года было 43 недокапитализированных банка, а к дедлайну 11 июля их осталось 20. Если бы полицейские взяли список на начало года, в нем оказался бы «Глобус», а к 11 июля его покинули такие банки, как МИБ Петра Порошенко и Ситибанк американской Citigroup.

Полиция обвиняет НБУ в корыстном бездействии, но из списка 37-ти на рынке нет уже шести банков. «Богуслав», «Новый» и «Гефест» были признаны неплатежеспособными и переданы под управление ФГВФЛ. А банк «Финансовый партнер», «Промышленно-финансовый банк» и «Кредит Оптима Банк», не сумев пройти «чистилище» Нацбанка, решили отказаться от лицензии.

Остальные 31 банк – это Кредитвест Банк, Вернум Банк, «Центр», «Авангард», Международный инвестиционный банк, Агропросперис Банк, Полтава-Банк, «Конкорд», «Расчетный центр», «Траст-капитал», Европромбанк, Окси Банк, Коммерческий индустриальный банк, «Сич», Альтбанк, «Портал», Коминвестбанк, Айбокс Банк, Альпари Банк, Кристалбанк, Поликомбанк, Скай Банк, «Украинский капитал», Аккордбанк, «Земельный капитал», МетаБанк, Мотор-Банк, Ситибанк, Укрбудинвестбанк, «Фамильный», Украинский банк реконструкции и развития. Из них три банка еще не завершили докапитализацию до 200 млн грн: «Центр», «Портал» и Поликомбанк.

Шок и трепет рынка

Банкиры шокированы странным «наездом» полиции на Нацбанк. По их словам, в реальности все наоборот: НБУ проверяет каждую гривну, которую акционеры направляют в капитал банка, даже если происхождение денег легально и очевидно, например, если акционеры направляют в капитал банка прибыль этого же кредитного учреждения или дивиденды, полученные от других бизнесов.

Каждый из банкиров, с которыми общался FinClub, говорил одно и то же: процедура проверки происхождения средств жесткая, сложная и небыстрая, а возможность «сговора» стремится к нулю. «Мы проходили очень долго и очень тщательно процесс согласования документов. И если бы был какой-то сговор или какие-то противоправные действия, то у нас бы это не заняло почти полгода! Огромная работа юристов, с тщательными согласованиями со стороны Нацбанка. Все их требования были, с одной стороны, абсолютно легитимными, с другой  – максимально жесткими, – рассказал FinClub управляющий директор Айбокс Банка Евгений Березовский. – Это была еженедельная работа, чуть ли не еженедельные встречи, согласование документов, многое Нацбанк отбраковывал, мы переподготавливали, аудиты проводили, тщательно, детально. Мне может и не нравилось, что это так много времени занимало, но очень профессиональный подход».

И это был не единичный случай. «Все это было не только по отношению к нам, но и ко многим банкам. НБУ при увеличении капитала подходил ко всем основательно и очень требовательно. Поэтому дело полиции – проверять, но когда я прочитал об этом решении суда, был удивлен, потому что мы начали этот процесс в марте, а получили согласование 15 октября. Если бы у меня был какой-то сговор, мы бы сделали это проще и быстрее», – объясняет господин Березовский.

Некоторые банкиры узнавали о «творчестве» полиции от корреспондента FinClub. «Впервые слышу об этом. Не представляю, кому это надо», – ответил председатель правления Поликомбанка Николай Тарасовец. Его банк как раз сейчас занимается процедурой увеличения капитала, поэтому не понимает, о каком сговоре идет речь, когда согласование проходит очень сложно.

Читайте: Статус криптовалют объявлен в розыск

Председатель правления банка «Фамильный» Ольга Долженко сказала FinClub, что видела этот «безумный список банков», в котором они также были упомянуты. «Но что тут комментировать? Как субъект, который чист перед законом, даже не беспокоились. Все наши документы находятся в НБУ, источники все доказаны и прозрачны, большая часть средств на протяжении нескольких лет учитывалась в балансе банка как субординированный капитал. Они учитывались в валюте, мы конвертировали их в гривну, внесли в уставный капитал. Все транзакции прозрачны. Честно говоря, это какое-то недоразумение», – удивлена она. Процедуры Нацбанка ее банк прошел без задержек: «У нас абсолютно все прозрачно. У нас не было никаких задержек с регистрацией, мы все подали, все документы подтвердили: все аудиторские заключения и источники средств».

Аналогичные тезисы говорят и в банке «Авангард», который принадлежит экс-бизнес-партнерам главы НБУ Валерии Гонтаревой: «Все этапы докапитализации банка «Авангард» осуществлялись в полном соответствии с законодательством. Докапитализация проводилась за счет чистой прибыли банка, которая подтверждается финансовой отчетностью с выводами независимого международного аудитора».

Агропросперис Банк ссылается и на законодательство, и на «нормы деловой этики ведения бизнеса». «Банк в июле завершил процедуру увеличения уставного капитала с 160 млн грн до 210 млн грн. В рамках регистрации увеличения капитала банк предоставил НБУ документальные подтверждения источников происхождения средств, за счет которых иностранным инвестором увеличен уставный капитал. Предоставленные банком документы подтверждены выводами иностранного и отечественного аудиторов, справками иностранного налогового органа, документами иностранного банка, независимым оценщиком, НКЦБФР, департаментом финансового мониторинга и другими подразделениями НБУ», – сообщили FinClub в банке.

Подозрения в сговоре обижают банкиров. «Вернум Банк дорожит своей деловой репутацией и действует исключительно в правовом поле. А любые утверждения о вступлении Вернум Банка в сговор с НБУ и/или другими лицами являются безосновательными, бездоказательными и не отвечают действительности», – заявил FinClub глава правления банка Евгений Панченко.

Адвокат Леонид Антоненко, который в 2014-2015 годах возглавлял департамент лицензирования НБУ и согласовывал уставы банков, говорит, что по своей жесткости новые требования НБУ не имеют прецедентов. «Я слышал от банкиров жалобы, что они работают не первый год, но никогда раньше им не приходилось иметь дело со столь высоким стандартом проверки источника происхождения средств. Абсолютно беспрецедентная по своей жесткости процедура: проверялись источники происхождения средств «в десятом колене», – говорит юрист. – Даже звучали упреки, что НБУ может себе позволить эти «репрессии» к маленьким банкам. Едва ли регулятор стал бы с такой же самой меркой подходить к банку Ахметова или Пинчука».

Когда весной принимался закон об упрощенной докапитализации, его называли дискриминационным к маленьким банкам, поскольку ранее при увеличении капиталов крупных банков НБУ фактически был лишен права проверять происхождение денег. «Принципиальная позиция НБУ заключалась в необходимости проверять происхождение средств. На этом фоне было бы странно их подозревать сейчас, что они плохо делают свою работу по такому большому количеству заявленных банков», – говорит Леонид Антоненко.

Возможное невозможно

Банкиры говорят, что требования НБУ формальны и прозрачны. «Процедура стандартная: есть пакет документов и есть пояснения к ним. Если у акционеров задекларированы источники доходов, то эта процедура работает, а если нет, то она не может работать. Поэтому интерес полиции непонятен», – отметил в разговоре с FinClub председатель правления Альтбанка Игорь Волох. Он не видит «осмысленности» в действиях полиции, а в подозрения насчет «сговора» не верит.

«Представить себе сговор четырех десятков банков с Нацбанком невозможно ни в каком сне. Это выглядит как структурированный бред», – говорит банкир. Его поддерживают коллеги. «Если отталкиваться от того, что есть какой-то сговор с целью ускорить процесс или признать какие-то нелегитимные документы легитимными, то это значит, что вопрос решается быстро и достаточно безболезненно. Я не знаю ни одного банка, который бы это так быстро решил», – говорит Евгений Березовский. А Ольга Долженко прямо отвергает подозрения, что НБУ мог что-то у них «просить». «В нашей практике никогда никто ничего не требовал. Даже намеков не было ни при регистрации этого капитала, ни ранее», – говорит руководитель банка «Фамильный».

Читайте: Ожидается уход с рынка до десяти банков

В процедуру согласования докапитализации вовлечено большое количество управленцев, поэтому вряд ли кто-то бы рискнул их коррумпировать. «В этой ситуация я не представляю сговор между банками и НБУ, потому что в согласовании документов участвуют не один, не два и не три департамента. Участвует правление банка, комиссия, которая утверждает докапитализацию. Мы проходили огромное количество согласований разных департаментов. Нам Нацбанк говорил, что даже МВФ участвует в обзоре. Не знаю, какой должен быть сговор, чтобы за деньги это «решать». За всех говорить не могу, но считаю это невозможным. Удивлюсь, если что-то подобное происходило в реальности, что кто-то решал «иным» образом», – сказал Евгений Березовский.

Глава набсовета банка «Конкорд» Елена Соседка говорит FinClub, что «поскольку в постановлении абсолютно все банки, то смешно предполагать сговор всех с НБУ». «Конечно, никакого сговора с НБУ не было и быть не может. Вопросы были к происхождению капитала в рамках закона: показать декларации, показать источник и более ничего», – отметила она.

Источник угрозы

«Банкиры – не гадатели», – ответил Игорь Волох на вопрос о том, кто может стоять за этой историей.

Но версий у банкиров много. «Я думаю, что такой интерес есть у определенной группы банков, которым украинские банки мешают танцевать», – сказал Николай Тарасовец. На уточняющий вопрос, не иностранные ли банки он имеет в виду, он ответил утвердительно. И продолжил мысль: «Кому это выгодно? Нацбанку? Нет. Они и так задерганные. Маленьким банкам? Каждый из тех банков может рассказать, как они прошли «сто кругов ада», как они доказывали капитал». В другом банке, говоря о капитале, привели пример одного из «чрезмерных» требований НБУ: предоставить аудиторский отчет на дивиденды от транснациональной компании ArcelorMittal.

Леонид Антоненко говорит, что у банкиров могло сложиться мнение, что НБУ применяет к ним двойные стандарты: крупные банки докапитализировались де-факто без проверки происхождения денег, а от небольших банков потребовали доказать источники, что «может восприниматься как политика регулятора по освобождению рынка от мелких игроков». Но вряд ли кто-то жаловался: «Ведь если ты проскочил проверку, ты хочешь впредь быть с НБУ в хороших отношениях».

Хотя «месть» одного из банков не исключена. Леонид Антоненко говорит, что банки, ставшие жертвами новых подходов Нацбанка, могли пожаловаться в полицию. «Но тогда логично было бы, чтобы запрос полиции в НБУ был точечным. А поскольку запрос по всем банкам, то под вопрос фактически ставится компетенция регулятора. Иначе чем попыткой давления на Нацбанк это не назовешь», – уверен он.

Банкиры из «списка 37» неофициально говорят, что новое дело может расследоваться годами без каких-либо результатов. Но также следствие может выявить «слабое звено» среди трех десятков банков, и на этом банке – жертве в итоге сконцентрируется все давление правоохранителей.

Вячеслав Садовничий, Виктория Руденко

Подписывайтесь на новости FinClub в TelegramViberTwitter и Facebook.