Финансовый рынок вошел в военное положение

Финансовый рынок вошел в военное положение

Введение военного положения в десяти областях Украины не отразится на финансовых операциях украинцев. И банки, и страховщики уверяют своих клиентов, что продолжают работать без каких-либо ограничений. Правда, сложившейся ситуацией могут воспользоваться недобросовестные участники рынка, которые военным положением будут оправдывать свою финансовую несостоятельность (укр.).

Первая реакция

Введение военного положения в десяти приграничных областях украинцы восприняли спокойно, поскольку новый режим без активных боевых действий воспринимается ими как виртуальный. Не было паники и на финансовом рынке. «Мы не увидели существенных оттоков из банковской системы. Да, в некоторых банках были случаи, когда отдельные клиенты решили не продлевать депозит, который заканчивался, или снимали средства с текущих счетов. Но удельный вес таких случаев мизерный. Всего в течение этих дней отток средств физлиц составил менее 2%. Этот показатель также включает расходы граждан в Black Friday и выходные дни», – поведала первый замглавы НБУ Катерина Рожкова.

Ее шеф Яков Смолий заверил украинцев, что военное положение не отразится на банках. «Любые принятые решения никак не повлияют на работу банковской системы. Банковские отделения будут работать в обычном режиме», – сказал он. Уже после встречи с топ-40 банков в Нацбанке пообещали не вводить ограничения на валютном и денежно-кредитном рынках в период военного положения. И хотя украинцы не были замечены в очередях в обменники, банки и небанковские обменные пункты еще в понедельник днем начали своими спекуляциями провоцировать валютную панику. Банки подняли цену наличного доллара почти на 1 грн – до 29,1 грн/$, а финансовые компании – еще выше.

Кредитные учреждения по просьбе НБУ начали успокаивать клиентов: в частности, Креди Агриколь Банк, Укргазбанк, ОТП Банк и Банк Форвард пообещали бесперебойное обслуживание. «Банк обеспечивает стабильную работу электронных сервисов, бесперебойное проведение платежей, инкассацию и пополнение банкоматной и терминальной сети. Ожидаем ответственного поведения от клиентов», – заявили в Ощадбанке. Аналогичное заявление сделали в ПриватБанке. А в ПУМБ подчеркнули, что все отделения работают «в плановом режиме с проведением всех банковских операций своевременно и без ограничений».

Черным по белому

Нюансы военного положения не понятны людям. Они опасаются, что банки сошлются на военное положение как форс-мажор, закрепленный многими банковскими договорами, и не выполнят свои обязательства: не вернут вклад в день его завершения, не проведут платеж, потребуют досрочного возврата кредита или даже по требованию власти экспроприируют клиентские депозиты для финансирования армии.

Эти страхи преувеличены, а сослаться на форс-мажор банкам будет непросто. «Ключевым признаком любого события форс-мажора является наличие причинно-следственной связи между наступлением такого события и невозможностью исполнения в связи с этим стороной своего обязательства. Объявление военного положения само по себе никаких негативных последствий пока не повлекло, банковская система работает в обычном нормальном режиме. Следовательно, в данной ситуации оно не может считаться форс-мажором», – пояснил FinClub начальник юридического управления Банка Кредит Днепр Александр Ярецкий.

Юрист уточнил, что если в рамках военного положения будут введены дополнительные ограничения деятельности банков, такие как закрытие отделений или запрет на отдельные виды операций, то в этом случае введение военного положения действительно может рассматриваться как форс-мажор.

В ОТП Банке говорят, что статус военного положения, даже если он является одним из пунктов форс-мажорных обстоятельств, не приводит к автоматическому невыполнению обязательств сторонами, поскольку результат в виде фактической неспособности выполнить свои обязательства должен быть доказан. Аналогично, поскольку банки продолжают функционировать в стандартном режиме, статус военного положения не может считаться оправданием для заемщиков не погашать задолженность.

Выявление причинно-следственной связи регламентировано. Во-первых, по словам замдиректора юрдепартамента банка «Пивденный» Олега Бедного, решения по вопросам текущей деятельности банка принимает правление, а также его комитеты – в рамках предоставленных полномочий. То есть кассир или даже руководитель отделения в приграничном населенном пункте не сможет самостоятельно принять решение не возвращать клиенту вклад. Во-вторых, как пояснили FinClub в Укргазбанке, если банк коллегиально все же решит пересмотреть условия взаимоотношений со своими клиентами, то доказывать влияние форс-мажора нужно будет индивидуально для каждого клиента.

Аналогичная схема действует и для заемщиков. Если какое-то предприятие решит не платить по кредиту из-за введения военного положения, то оно должно будет обосновать свое поведение. «Отсутствие вины должника может доказываться любыми допустимыми доказательствами, в том числе и сертификатом Торгово-промышленной палаты. При этом сертификат о наступлении форс-мажорных обстоятельств, выдаваемый ТПП, может служить одним из доказательств для суда отсутствия вины должника в нарушении обязательств, но не имеет заранее превалирующей силы и должен оцениваться судом наравне с другими доказательствами», – говорит Александр Ярецкий. Такой сертификат не может использоваться «на все случаи жизни», потому что при его получении должник должен доказать ТПП причинно-следственную связь между действием обстоятельства форс-мажора и нарушением конкретного обязательства.

Банкиры надеются, что заемщики не будут уклоняться от возврата кредитов. «Пока нет оснований говорить о том, что какие-либо обязательства не будут исполняться в связи с введением военного положения», – считает Олег Бедный. Что касается более радикальных мер, таких как экспроприация вкладов, то, по словам Олега Бедного, такой механизм не предусмотрен украинским банковским и бюджетным законодательством.

47094764 2180720758808751 1879507770680541184 o

Реакция на ситуацию

Военное положение в истории Украины введено впервые, поэтому никто не знает, как события будут развиваться дальше. Пока не приняты подзаконные акты, которые детально опишут, что именно сейчас изменит режим военного положения в десяти областях. И если пока банкиры не ожидают каких-либо изменений в работе отделений, они могут появиться в будущем. «Профильные службы банка более пристально мониторят ситуацию в областях, где введено военное положение. В целом же политика банка в отношении розничного кредитования не изменились. Мы считаем, что введенный режим военного положения в текущей ситуации не должен кардинально отразиться на правах или финансовом состоянии клиентов. В корпоративном бизнесе каждый клиент, как и прежде, изучается индивидуально, в том числе с учетом возможных ограничений его деятельности в условиях военного положения», – говорит Александр Ярецкий.

В Нацбанке готовы реагировать на нештатные ситуации, когда отдельные банки в регионах могут задержать возврат вкладов или пересмотреть условия договора, ссылаясь на военное положение как форс-мажорный фактор. «Мы будем реагировать. Будем делать публичные коммуникации для рынка, будем отдельно коммуницировать с банками. У нас есть, к сожалению, горький опыт кризисного года, и вкладчики знают, что мы работаем со всеми жалобами. Поэтому будем реагировать и будем настоятельно требовать от банков работать в обычном режиме – выполнять условия договоров и выполнять обязательства. Для банковской системы от введения военного положения ничего не поменялось», – пояснила FinClub Катерина Рожкова.

Возмещение убытков по графику

Введение военного положения всполошило клиентов страховых компаний. Ведь военное положение зачастую является форс-мажором в большинстве страховых договоров, что может повлечь за собой невыплату страхового возмещения при наступлении страхового случая. «Это стандартная оговорка, которая прописана во многих гражданско-правовых договорах, в том числе договорах страхования. При подписании договора страхования клиенту стоит обратить внимание на то, является ли введение военного положения основанием для прекращения действия или ограничения территории действия договора. В договорах нашей компании такие ограничения не предусмотрены», – пояснил зампред правления СГ «ТАС» Павел Фурсевич.

Несмотря на наличие оговорок, страховщики обещают выплачивать возмещения вовремя и в полном объеме. «В международной практике страхования военные риски, в том числе и военное положение, всегда были в исключениях из стандартного покрытия договоров. Например, если в дом попал снаряд, то это исключение. А за поврежденное пожаром жилье или побитую сосульками машину мы спокойно заплатим на любой контролируемой территории Украины. Другое дело, что убытки именно вследствие событий из перечня военных рисков возникают достаточно редко», – успокаивают клиентов в СК «ИНГО Украина».

Председатель правления СК «ВУСО» Андрей Артюхов пояснил, что не покрываются страховые события, которые произошли вследствие военных действий, например, уничтожение или повреждение минами, военными формированиями или другими орудиями войны. Не получит клиент возмещение и в случае если страховое событие наступило в ходе осуществления антитеррористических операций, гражданской войны, оккупации, аннексии и других мероприятий с военными признаками.

Управляющий акционер СК «Арсенал Страхование» Марина Авдеева пояснила, что СК будет платить даже в том случае, если автомобиль, застрахованный по КАСКО, попадет в ДТП, где вторым участником окажется военное транспортное средство. «Такой случай является страховым, и при соблюдении клиентом всех условий договора он получит свое возмещение», – пояснила Марина Авдеева.

Застраховаться целенаправленно на случай попадания снаряда или конфискации машины в военных целях нельзя. «Такие запросы от потенциальных клиентов были еще в 2014-м. Периодически они возникают после любого обострения ситуации в стране. Сейчас ничего не изменилось: ни при военном положении, ни при каком другом положении сугубо военные риски не принимаются на страхование и не являются страховым случаем. Но здесь важно помнить, что в 9 утра 28 ноября эти риски не стали выше. Они не возникнут только от того, что будет введен «особый правовой статус» в нескольких областях», – поясняет Марина Авдеева.

Без сбоев будет работать и добровольное медицинское страхование. «Клиентам программ добровольного медицинского страхования СК компенсирует лечение любых прописанных в соответствующем договоре заболеваний и травм, если застрахованное лицо не несет военную службу – при условии работы банковской системы и физической возможности размещения в клиниках», – поясняют в СК «АХА Страхование».

Без изменения работают и компании по страхованию жизни. «Компания и дальше выполняет свои обязательства и продолжит работу в привычном режиме. Все услуги для наших клиентов, консультантов и деловых партнёров будут предоставляться в соответствии с установленными процедурами», - уточнили в компании по страховании жизни «МетЛайф».

В одной из компаний рассказали, что по решению руководства в 2014 году военное положение исключили из перечня форс-мажоров. «Мы проанализировали наш портфель выплат и выяснили, что страховых событий, которые были связаны непосредственно с военными действиями, было лишь несколько. Поэтому финансовые расходы были очень небольшими, но при этом можно было получить репутационные выгоды», – пояснили в СК. Но после смены руководства СК этот пункт был возвращен в стандартный договор.

Сложившейся ситуацией могут воспользоваться недобросовестные компании. «Не секрет, что на рынке есть страховщики, которые затягивают страховые выплаты или вообще под разными поводами стараются не платить. Теперь у них будет еще один аргумент», – говорит один из страховщиков.

Сложности могут возникнуть у крупных клиентов, которые в период действия военного положения захотят застраховать свои риски. «Крупные риски страховщики перестраховывают в иностранных компаниях, а мы уже столкнулись с тем, что иностранные контрагенты отказались брать на себя наши риски сразу после того, как было принято решение о введении военного положения. Будем искать варианты, возможно, кто-то и согласиться перестраховать, но это, скорее всего, будет дороже», – сказал один из страховых брокеров.

Собеседник такое поведение объяснил политикой иностранных компаний: для них сам факт военного положения является основанием для отказа в перестраховании. «Хотя мы-то понимаем, что военное положение введено на 30 дней, поэтому вероятность того, что страховое событие наступит в течение этих 30 дней, минимальна. Сам процесс заключения договоров страхования крупных промышленных предприятий длительный, и в них, как правило, прописана отсрочка вступления в силу договора», – пояснил собеседник.

Виктория Руденко

Подписывайтесь на новости FinClub в TelegramViberTwitter и Facebook.