Кредиторы ПриватБанка затаскают его по судам

Кредиторы ПриватБанка затаскают его по судам

В канун годовщины национализации ПриватБанка он может получить иск почти на $400 млн. Держатели «списанных» еврооблигаций уже потребовали досрочного возврата денег. Поскольку ПриватБанк платить по долгам не собирается, юристы ожидают длинных судебных разбирательств, в рамках которых исковые требования могут быть предъявлены к государству (укр.).

История длиною в год

Держатели еврооблигаций ПриватБанка потребовали их досрочного погашения. Об этом сообщила компания UK SPV Credit Finance plc., которую, а также ПриватБанк, новый трасти Madison Pacific Trust Limited 2 ноября уведомил о требовании досрочного возврата долга.

Речь идет о двух выпусках еврооблигаций ПриватБанка на $375 млн: на $200 млн под 10,25% годовых и на $175 млн под 10,875%. Учреждение должно было погасить эти долги в начале 2018 года – 23 января и 28 февраля соответственно, но планам помешала неплатежеспособность банка.

В ноябре 2016 года котировки еврооблигаций ПриватБанка резко пошли вниз, а доходность бондов превысила 55%, поскольку инвесторы начали догадываться об угрозе их инвестициям. В середине декабря ПриватБанк был признан неплатежеспособным, и в ходе процедуры bail-in ФГВФЛ провел конвертацию обязательств по еврооблигациям в капитал банка. Держатели евробондов не согласились со «списанием» долга и начали формировать комитет кредиторов.

ПриватБанк признавал, что из-за отказа возвращать деньги держателям еврооблигаций может быть иск, но он не последовал. Трасти Deutsche Trustee Company Ltd. якобы не хотел конфликтовать с Украиной, поэтому держателям бондов понадобилось полгода на смену трасти. Madison Pacific Trust Ltd. летом стал новым доверенным лицом держателей еврооблигаций ПриватБанка. Это произошло не с первой попытки, например, 5 июня на собрании бондхолдеров не было кворума.

Сложности процесса

В ПриватБанке отказались прокомментировать FinClub «наступление» кредиторов, отметив, что сложившаяся ситуация – это «исключительно вопрос взаимоотношений трасти (Madison Pacific Trust Limited) и эмитента UK SPV Credit Finance plc.». Связь банка с эмитентом действительно не является прямой. «Credit Finance plc. не является «дочкой» ПриватБанка. Это SPV, которое имеет так называемый статус Orphan Entity – по сути «сиротское предприятие», которое никому не принадлежит. Такие предприятия являются стандартной практикой при проведении операций по выпуску евробондов», – пояснили FinClub в одной из крупнейших украинских юрфирм.

Но непричастность ПриватБанка является условной: SPV привлекала деньги посредством выпуска евробондов, после чего предоставляла банку полученную сумму в форме кредита. «Часто конечный заемщик выдает гарантию или поручительство за SPV перед держателями евробондов. Такая схема в том числе применялась в евробондах Ощадбанка и Укрэксимбанка. Но последние выпуски евробондов ПриватБанка не содержат условие гарантии или поручительства банка. А право требования по валютному кредиту ПриватБанку передано в залог трасти в интересах держателей евробондов», – рассказал юрист на условиях анонимности. И если SPV не заплатит по евробондам, что неизбежно, то трасти через суд обратит взыскание на кредит и получит право требования к ПриватБанку. «Если Madison Pacific Trust Limited взыщет залог – права по кредиту, то вопрос уже будет между ПриватБанком и Madison Pacific Trust Limited», – уверяет собеседник.

Кроме того, ПриватБанк уже сейчас может быть, как соответчик, вовлечен в спор между Madison Pacific Trust Limited и SPV. «Позиция ПриватБанка о том, что претензии по еврооблигациям к ним не относятся, ошибочна, поскольку ценные бумаги выпускались именно под обеспечение обязательств банка как материнской компании UK SPV Credit Finance plc. Поэтому ПриватБанк будет в суде ответчиком», – считает управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex Виктор Мороз. «Однако такое привлечение само по себе не будет указывать на вероятное принятие судом решения о взыскании долга с ПриватБанка в пользу держателей евробондов, так как обязательства UK SPV Credit Finance plc. перед держателями евробондов фактически сохраняются, в связи с чем ответственность за непогашение евробондом остается за UK SPV Credit Finance plc.», – говорит управляющий партнер юридической фирмы Evris Андрей Довбенко.

Туманные перспективы

В Украине немного желающих отвечать за «списание» еврооблигаций. Экс-глава ПриватБанка Александр Шлапак говорил, что он принял банк уже без долгов по евробондам на балансе, в Нацбанке отмечали, что они регулятор и не отвечают за займы коммерческих учреждений, а в Минфине разводили руками и говорили, что купили ПриватБанк за 1 грн у ФГВФЛ уже без долгов перед внешними кредиторами. Юридически «списание» долга провел Фонд гарантирования вкладов физлиц в период, когда ПриватБанк был неплатежеспособным. Для этого была задействована ст. 41.1, включенная в 2015-м в закон «О системе гарантирования вкладов физлиц».

В этой статье говорится, что ФГВФЛ «имеет право распорядиться необремененными денежными обязательствами перед юридическими лицами, которые не связаны с банком, путем их обмена на акции дополнительной эмиссии банка». Фонд провел допэмиссию на 29,4 млрд грн. «Поскольку кредит был конвертирован в уставный капитал, то у банка нет обязательств ни перед SPV (кроме зачисления акций на ее счет), ни перед держателями евробондов», – отмечает один из юристов.

Глава Нацбанка Валерия Гонтарева заявляла, что операция bail-in проведена по закону 2015 года, который был согласован МВФ и Всемирным банком. Это является косвенным подтверждением того, что государство почти два года готовилось к национализации. «Они (кредиторы. – FinClub) являются профессиональными инвесторами, должны были интересоваться своими инвестициями, и теперь могут спросить с Коломойского, куда делись эти деньги. У них есть право обращаться в суды, но я не вижу проблем, так как наша задача – защищать население», – говорила она в январе.

Судебный спор держателей евробондов с ПриватБанком, вероятно, будет рассматриваться в лондонском суде. Если спор выйдет за рамки сугубо коммерческого, то это, по мнению Андрея Довбенко, уменьшит вероятность взыскания денег именно с банка. «Технически выпуск евробондов осуществлен другим юрлицом, хоть и с исключительной целью предоставления займа банку. Кроме того, решение о национализации, как и решение о проведении замены обязательств банка на акции допэмиссии, было принято органами госвласти, а не банком», – рассказывает юрист.

Это угрожает взысканием денег с государства. «Скорее всего, лондонский суд не будет оценивать правомерность действий суверена и признает их надлежащими. Если это случится, то у держателей евробондов не будет требований к ПриватБанку, но у них могут возникнуть требования к государству Украина (как к суверену) в связи с экспроприацией их инвестиций. В этом контексте показательной является ситуация с Bank of Cyprus, где требования кредиторов также были конвертированы в капитал», – добавляет собеседник на юридическом рынке. После чего кредиторы подали в суд на Европейский центральный банк и Европейскую комиссию.

Виктор Мороз настроен более пессимистично. «С большой долей вероятности лондонские суды займут именно сторону кредиторов и банку придется гасить задолженность по ценным бумагам. В частности, такая позиция уже формируется с учетом украинских решений о незаконности обращения обязательств банка перед кредиторами (связанными лицами. – FinClub) в капитал по процедуре bail-in», – говорит он. По его мнению, держатели еврооблигаций добьются выплаты им «справедливой компенсации» – долга по евробондам и неустойки за несвоевременное погашение.

Подписывайтесь на финансовые новости FinClub в ViberTwitter и Facebook.