Михаил Букреев: Мы будем увеличивать сферу влияния банковской группы

Михаил Букреев: Мы будем увеличивать сферу влияния банковской группы

Индустриалбанк в текущем году получил нового главу. На смену Леониду Гребинскому, возглавлявшему банк последние 11 лет, пришел Михаил Букреев. В интервью журналисту FinClub Виктории Руденко новый глава правления рассказал о задачах, поставленных перед банком владельцем – семьей Дворецких, о возможности объединения Индустриалбанка с Экспресс-банком и о перспективах кредитного сотрудничества с ЕБРР.



– Этот год стал знаковым для банка – ушел Леонид Гребинский после 11 лет бессменного руководства. Какие перемены произошли в банке с его уходом?

– Я в банке 11 лет, и 10 из них мы работали вместе с Леонидом Гребинским. Если говорить о причинах, вызвавших его переход в другой банк, то здесь нет какой-то «интересной» истории. Просто «топы» иногда тоже меняют работу.

Что касается перемен, то в этом году семья Дворецких выкупила долю миноритарных акционеров, сконцентрировав порядка 70% акций банка, а в августе Игорь Дворецкий возглавил наблюдательный совет. Это является однозначным сигналом того, что акционер заинтересован в развитии банка и вкладывает теперь не только свои деньги, но и силы и время. Его опыт, понимание и знание банковской деятельности будут полезны в разработке стратегии банка, обновлением которой мы сейчас занимаемся.

– Семья Дворецких продолжает скупать миноритарные пакеты у других акционеров?

– Насколько мне известно, уже нет. Текущая структура собственности окончательная.

– Какие банковские активы у них есть сейчас?

– Сейчас семья Дворецких владеет долями в Индустриалбанке и Экспресс-банке.

– Вы сказали, что набсовет совместно с правлением занимается разработкой стратегии Индустриалбанка. Каких изменений стоит ожидать?

– Мы по-новому выстраиваем бизнес-процессы, делаем их более технологичными и эффективными. Задачи, которые поставлены перед руководством, – оптимизация бизнес-процессов, снижение стоимости ресурсов, увеличение активов и доли рынка. Мы хотим войти в топ-20 банков Украины. Как и раньше, будем делать ставку на обслуживание крупного корпоративного бизнеса, планируем увеличить долю МСБ в нашем кредитном портфеле. Банк запустил программы кредитования для агробизнеса, и мы рассчитываем на увеличение числа клиентов в этом сегменте.

Если говорить о рознице, то мы только изучаем это направление. С 2009 года мы не развиваем розничное направление и обслуживаем частных клиентов в рамках зарплатных проектов. Пока в наших планах – запускать новые сервисы для держателей пластика, а также увеличивать объем кредитования по зарплатным проектам. Входить в сегмент ипотечного или автокредитования пока не намерены.

Есть и планы по кредитованию частных предпринимателей. Это совершенно новое для нас направление, но я вижу в нем определенные перспективы. В первую очередь будем обращаться к тем предпринимателям, у которых открыты счета в нашем банке. Мы уже обучаем наших сотрудников, ведь до сих пор наша экспертиза была «заточена» под крупный корпоративный бизнес. Нам интересно подключиться к программам ЕБРР поддержки микро-, малого и среднего бизнеса. Еще одно интересное нам направление – транзакционный бизнес. У нас есть свой процессинг, поэтому мы хотим предоставлять соответствующие сервисы нашим клиентам.

– Планируете подключать к вашему процессингу другие банки?

– Такие намерения есть. Мы сейчас рассматриваем разные варианты. Логично, имея собственный процессинг, предоставлять услугу более широкому кругу потребителей, нежели собственным клиентам.

– Вы сказали, что с 2009 года вы не развиваете розницу, при этом пассивная база клиентов более чем на 70% сформирована за счет денег физлиц, в то время как почти 100% кредитного портфеля выдано юрлицам. Почему так произошло?

– Если смотреть на пассивную базу банка в целом, включая капитал, то доля депозитов физлиц в чистых пассивах – всего 47%. Я не считаю, что это дисбаланс. Это отражение текущей ситуации. Наши клиенты, а это, как я уже говорил, в основном, зарплатники, доверяют нашему банку и обслуживаются у нас не только в рамках зарплатных проектов. В структуре депозитного портфеля физлиц помимо зарплатных счетов есть и обычные текущие счета, и срочные депозиты, и пенсионные накопления, и социальные выплаты. Клиентская база достаточно стабильная. Даже в кризисные 2014-2015 годы отток депозитов физлиц в нашем банке был незначительным. Сейчас же ежемесячный приток пассивов составляет порядка 10-15 млн грн, а средний срок размещения вкладов увеличился до шести месяцев.

В корпоративном сегменте ситуация немного другая. Далеко не у всего бизнеса есть излишние оборотные средства, которые можно было бы размещать на депозитах. Но мы разрабатываем новые предложения для корпоративных клиентов, позволяющие им гибко управлять своими ресурсами, и до конца года планируем увеличение пассивов банка на сумму порядка 100 млн грн за счет корпоративного бизнеса.

– По данным НБУ, на 1 июля доля кредитов 4-5 категорий качества составляет чуть более 7%. Как вы можете объяснить этот довольно низкий показатель по сравнению со всей банковской системой?

– Как я уже говорил, с 2009 года мы перестали кредитовать физлиц, поэтому нам удалось избежать массовых невозвратов по валютным кредитам. Были единичные случаи, но это не критично. Если говорить о корпоративном сегменте, то основная масса заемщиков – наши давние клиенты. С самого начала банк вел довольно взвешенную политику по кредитованию юрлиц: у нас были высокие требования к качеству заемщиков и к обеспечению по кредитам. Кроме того, клиенты, в основном, из «наших» регионов: Запорожья, который является родиной Индустриалбанка, Кременчуга (в 2005 году произошло слияние с МТ-банком), Днепра, Сум. Поэтому большинство своих клиентов мы в буквальном смысле знаем в лицо. Если у компаний были какие-то финансовые трудности, мы старались реструктуризировать долг, не доводя дело до суда. Хотя случаи бывали всякие: и обращения взыскания, и суды. Мы умеем вести диалог и при этом защищать интересы вкладчиков, акционеров.

– В этом году был принят закон о финансовой реструктуризации. Вы уже «примеряли» его на ваших проблемных заемщиков?

– Мы для себя пока не видим кандидатов среди наших заемщиков. Наш портфель уже реструктуризирован. Более того, есть еще ряд вопросов по реализации этого закона. Посмотрим, как он будет работать.

– Какие кредитные продукты у вас сейчас в приоритете?

– В сегодняшней ситуации мы хотели бы сосредоточиться на коротких кредитных программах сроком до одного года, торговом финансировании, финансировании оборотного капитала. Но по факту мы всегда отталкиваемся от потребностей клиентов, и если видим интересные проекты, то рассматриваем и более длительные сроки кредитования. У нас есть опыт финансирования инвестиционных проектов.

– В банке заявили, что уже завершен первый этап диагностической проверки. Каковы первые результаты?

– Объем регулятивного капитала достаточен для выполнения нормативных требований и обязательств перед клиентами. Мы довольны результатом первого этапа диагностики.

– В НБУ неоднократно говорили, что одна из основных проблем банков – большая доля кредитов связанным лицам. Какова доля кредитов, выданных структурам семьи Дворецких? Как обслуживаются эти кредиты?

– Что касается кредитов, выданных структурам семьи Дворецких, такой кредит выдан страховой компании, принадлежащей семье Дворецких, – «Захид-Резерв». Этой компании открыта кредитная линия сроком до февраля 2017 года, кредит обслуживается по рыночной ставке – 26%. Залогом выступает высоколиквидное обеспечение – депозит в банковских металлах. Так что здесь все отлично.

– Во II квартале банк выдал кредитов связанным лицам (не акционерам и не менеджменту) на сумму более 100 млн грн. Кому и на что выданы эти кредиты?

– Это кредиты, выданные в рамках действующих лимитов по ранее заключенным договорам, а также кредитование Экспресс-банка в рамках распределения денежных потоков между участниками банковской группы.

– Банковская группа уже зарегистрирована? Какие компании в нее входят?

– Мы подали документы на регистрацию банковской группы. В нее войдут Индустриалбанк, Экспресс-банк и СК «Захид-Резерв».

– Ваши чистые процентные доходы на порядок превышают чистые комиссионные доходы. Вы разделяете мнение коллег, что нужно менять структуру доходов в пользу комиссионных? Какая работа ведется в банке в этом направлении?

– Основной фокус банка – на кредитовании корпоративного бизнеса. Логично, что удельный вес процентных доходов выше. В рамках нашей стратегии мы будем увеличивать долю комиссионных доходов прежде всего за счет введения новых услуг по дистанционному обслуживанию клиентов, а также вхождения в новые сегменты МСБ, развития транзакционного бизнеса, а также увеличения объемов карточного кредитования.

– В прошлом году банк заработал 7,5 млн грн, а по итогам шести месяцев 2016 года получил 49 млн грн убытка. Планируете ли выйти в плюс по итогам года?

– В начале года изменились правила резервирования по кредитам, залогом по которым выступают ценные бумаги, поэтому мы вынуждены были сформировать резервы под кредиты некоторых юрлиц. По состоянию на 1 сентября убыток банка составляет 18,64 млн грн. При этом банк операционно прибыльный: мы заработали около 27 млн грн за I полугодие и более 19 млн грн в августе. Я рассчитываю, что банк закончит год с финансовой прибылью.

– Во II квартале вы сформировали резервы на 16,3 млн грн под кредиты другим банкам. Кого вы кредитовали?

– Это резерв под кредит, выданный Экспресс-банку.

– В этом году Индустриалбанк закрыл корсчета в немецком Commerzbank. Почему было принято такое решение?

– Это не наше решение, а решение Commerzbank, который провел оптимизацию сети банков-корреспондентов. Сейчас мы работаем с Deutsche Bank.

– Как вы делите «сферы влияния» с Экспресс-банком в рамках одной банковской группы?

– Как я уже говорил, мы делаем ставку на обслуживание крупных корпоративных клиентов в восточных регионах страны, имеем стабильную пассивную базу, работаем с физлицами в рамках зарплатных проектов. Экспресс-банк работает с крупными корпоративными клиентами и с частными лицами по всей территории страны. Мы не будем «делить», а будем «умножать» и увеличивать общую сферу влияния банковской группы. Более того, у нас есть совместные проекты – те же консорциумные кредиты, мы пользуемся услугами инкассации Экспресс-банка.

– Рассматривают ли акционеры возможность слияния двух учреждений?

– Такой вариант рассматривается. Но пока мы работаем как два независимых юрлица.

– Какие преимущества получит Индустриалбанк после слияния?

– В первую очередь это увеличение капитала (общий капитал – более 1 млрд грн) и активов объединенного банка, то есть надежность банка. Для удобства клиента важен вопрос разветвленной сети отделений, а сеть двух банков будет составлять 133 отделения и покроет всю территорию страны. Банк будет предоставлять комплексное обслуживание клиентам: карточные проекты, расчетно-кассовое обслуживание, инкассация, документарные операции, финансирование, процессинг, а также другие банковские операции, и это позволит сбалансировать комиссионные и процентные доходы. Так что преимуществ может быть много, посмотрим.

 

Подписывайтесь на финансовые новости FinClub в соцсетях Twitter и Facebook.