Нацбанк возвращается к двойным стандартам

Нацбанк возвращается к двойным стандартам

Нацбанк наказал аудиторов, которые не предсказали проблемы обанкротившихся впоследствии банков. Однако он применил санкции только к половине таких компаний, запретив им работать с банками и потребовав их закрытия. При этом регулятор без объяснения причин не применил санкции к еще десятку аудиторов, в том числе и крупным международным компаниям из «большой четверки», которые позитивно оценивали будущие банки-банкроты.



НБУ видит аудиторов через одного

Национальный банк избирательно наказывает аудиторские компании, которые фактически обвинил в массовом банкротстве банков. Как сообщал FinClub, после изучения ситуации в более чем пяти десятках банках-банкротах, он лишил права работать с банками только восемь аудиторских фирм. Их уличили в том, что они давали позитивные выводы об учреждениях, которые в 2014-2015 годах обанкротились. В черный список вошли «Донецкинаудит», «Украинская аудиторская служба», «УкрВостокАудит», «Блискор», «Консультант», «Оратания», «Ставр» и «Финком-аудит». НБУ пообещал обратиться в Аудиторскую палату Украины с просьбой закрыть эти компании.

Однако это далеко не полный список аудиторов, которые работали с такими банками. FinClub изучил отчеты (которые еще не убраны из публичного доступа) обанкротившихся в 2014-2015 годах банков и выяснил, что их аудит проводили еще как минимум девять фирм. Одна из них – «Инсайдер» – подпала под специфические санкции. Накануне FinClub сообщил, что НБУ рекомендовал банкам не пользоваться услугами компаний «Аваль», «Респект» и «Инсайдер», так как они не заключали договоры о проверке годовой финансовой отчетности банков за 2014 год. Поэтому НБУ не был уверен в соответствии их опыта современным требованиям реальности.

Названия еще шести «незамеченных» Нацбанком компаний – это «Аналитик-Партнеры», «Аудит Финансы», «БДО», «Интер-Аудит», «Актив Аудит» и «Каупервуд». Еще две компании и вовсе входят в так называемую большую четверку – EY и Deloitte & Touche (см. таблицу). Нацбанк пока не объяснил причину, по которой он не применил санкции к остальным аудиторам: почему одних аудиторов он жестко наказывает, а других, в том числе крупнейших, – нет.

В своих отчетах названные выше аудиторы в основном давали банкам «условно позитивный» вывод либо указывали, что их деятельность отвечает требованиям регулятора. «Бухгалтерский отчет, процедуры внутреннего аудита и меры контроля банка адекватны особенностям деятельности банка и отвечают требованиям нормативно-правовых актов НБУ», – говорится в большинстве аудиторских отчетов. Во многих из них аудиторы указывали на то, что финансовое состояние банков может измениться под влиянием ухудшающейся экономики. Единственный негативный вывод был сделан в отчете банка «Надра» за 2014 год – его дала АФ «Аудит-Финансы». Как сообщал FinClub, пострадавшие аудиторы жаловались на то, что НБУ требовал от них либо только позитивный, либо только негативный вывод. Иные выводы карались.

Аудиторы в замешательстве

Аудиторы, не попавшие под санкции, рассказывают, что Нацбанк не выдвигал к ним никаких претензий. При этом крупные фирмы по-разному оценивают свои возможности для предсказывания будущих проблем в исследуемых банках. «Роль аудитора заключается в проверке исторической финансовой информации клиента, но помимо этого добросовестные аудиторы всегда обращают внимание на факторы, которые могут повлиять на деятельность компании в будущем. Например, проводя аудит банков за 2013 и 2014 финансовый год, мы включали в аудиторское заключение пояснительный параграф, в котором обращали внимание пользователей на макроэкономическую ситуацию в Украине в то время и на возможные риски, которые с ней связаны, – сообщили FinClub в компании EY в Украине. – Предугадать влияние макроэкономического кризиса на жизнеспособность финансовых учреждений было невозможно, учитывая всеобъемлющий характер кризиса и события 2014 года: военный конфликт, стремительную девальвацию гривны, неплатежеспособность заемщиков и панические настроения вкладчиков».

При этом аудиторы признают невозможность полностью гарантировать непоявление каких-либо проблем в банках в будущем. «Аудиторская компания должна нести ответственность за правильность своих выводов и жесткое соблюдение всех аудиторских процедур. Аудиторское заключение дается в отношении информации, относящейся к прошлым периодам, а не будущим. Поэтому аудиторское заключение не является страховым полисом от всех будущих рисков, но является гарантией того, что финансовая информация на отчетную дату отражена достоверно», – говорит партнер, руководитель департамента по работе с финансовыми учреждениями Deloitte&Touche Наталья Самойлова. Почему НБУ не устроила аналогичная аргументация от лица аудиторов, лишенных права работать с банками, неизвестно. Но аудиторы «большой четверки» важны для НБУ не только проведением аудита банков – он поручил им диагностику их капиталов.

С момента проверок аудиторов прошло уже довольно много времени. «Мы являлись аудитором Профин Банка в период, когда его акционером был Societe Generale. В 2013 году произошла смена акционера и аудитора. Аудиторское заключение выносится в отношении финансовой отчетности, которая базируется на предположении, что компания (банк) будет продолжать свою деятельность на протяжении 12 месяцев», – говорит Наталья Самойлова. Отчет уже за 2013 год аудировала компания «Интер-Аудит».

Небольшие фирмы удивлены действиями НБУ. «Нельзя наказывать аудитора на основании банкротства банка. Мы только исследуем отчетность банка и пишем, является ли она правдивой или нет», – объясняет директор АФ «Аналитик-Партнеры» Виктор Терещенко. Позиция крупных аудиторов лаконична. «Этот вопрос находится в компетенции регулятора. Мы уверены в качестве своей работы и адекватности аудиторского заключения», – уточнили в EY.

Основания на выбор

При этом аудиторы настаивают на том, что решение регулятора должно опираться на конкретную причину банкротства банка, ее связь с работой аудитора, а сами критерии и принципы наказания аудиторов должны быть публичными и транспарентными. Например, Всеукраинский банк развития был признан неплатежеспособным из-за применения к его собственнику международных санкций, а не из-за неплатежеспособности, но его аудитор уже отлучен от рынка.

Ряд банков обанкротились из-за отмывания денег, некоторые – из-за оттока вкладов, а другие – из-за потери активов в Крыму, Донецкой и Луганской областях. «Нужно знать причину банкротства. В случае с «Банком Национальный кредит» она была связана с финансовым мониторингом. Его отчетность была правильной, хотя у нас были замечания по ликвидности. Поэтому у нас не было оснований давать негативный вывод», – говорит Виктор Терещенко.

 

Аудиторы, не попавшие под санкции НБУ Неплатежеспособный банк
EY "Надра"
Deloitte & Touche Профин Банк
"Аналитик-Партнеры" "Банк Национальный кредит"
"Аудит-Финансы" "Банк Национальный кредит"
"БДО" Украинский профессиональный банк
  Укргазпромбанк
"Интер-Аудит" "Киевская Русь"
  "Форум"
  Профин Банк
  БГ Банк
"Актив-Аудит" Брокбизнесбанк
  Актив-банк
  "Демарк"
"Каупервуд" Финростбанк
  Аксиома
  Интеркредитбанк
"Инсайдер" Мелиор Банк

Источник: отчеты банков