Олег Чурий: «Нет ни одного закона, где указано, что криптовалюты запрещены»
Фото bank.gov.ua

Олег Чурий: «Нет ни одного закона, где указано, что криптовалюты запрещены»

Финансовые регуляторы договорились определить правовой статус «криптовалют» в Украине. Но прогресса в выработке единой позиции нет. Заместитель главы НБУ Олег Чурий в ходе Ukrainian Financial Forum, организованного группой ICU, рассказал, почему НБУ не легализирует криптовалюты, что это такое и боятся ли регуляторы мошенничества и обмана инвесторов. FinClub публикует его позицию, которая может быть полезной майнерам, добыча которых привлекла внимание правоохранителей (укр.).


Два вопроса криптомироздания

«Я – представитель одного из регуляторов, а у регуляторов в мире сегодня возникает в первую очередь вопрос: «что это такое?». А второй вопрос: «что с ним делать?». На самом деле многие регуляторы не дошли до ответа на вопрос: «что это такое?», поэтому они не занимаются вторым вопросом. Это сложно, ведь инструмент нестандартный.

Если разобраться, то можно сказать, во-первых, что это, наверное, платежное средство. Его пропоненты говорят, что преимущества этого платежного средства в том, что не надо проходить идентификацию. Платежи проходят быстрее и якобы дешевле. На это я не то чтобы хочу возразить, но скорость расчета сейчас не очень быстрая. По поводу стоимости я читал интересный рисерч о том, сколько платит система майнерам за обработку транзакций. Если перевести на один платеж, то в среднем проведение платежа стоит $36. Платежи у банков стоят $2-3.

Если попытаться оценить это как финансовый актив, то пропоненты говорят об определенном преимуществе: аутентичность, поскольку его невозможно подделать, и редкость, так как объем эмиссии ограничен. Поэтому если сравнивать с долларом или любой валютой, эмиссию которой постоянно проводит центральный банк, то они говорят, что на долгосрочном периоде криптовалюты будут дорожать просто потому, что количество обычных валют постоянно увеличивается, а объем эмиссии криптовалют якобы ограничен. Окей, объем эмиссии конкретной криптовалюты ограничен и ее невозможно подделать. Но уже есть тысяча криптовалют! Почему инвестор будет выбирать именно Bitcoin, а не что-то другое?

Позиция регуляторов, исходя из последних тенденций, которые мы видим в мире, – это попытка все-таки загнать «это» в какие-то рамки. Хотя если рассматривать с точки зрения потенциального влияния на финансовую систему, а регуляторы боятся какого-то негативного влияния, то оно достаточно маржинально. Общий глобальный объем акций и облигаций составляет в мире $250 трлн. Капитализация всех криптовалют на сегодня – всего около $150 млрд. Это меньше 0,1%. То есть говорить о каком-то серьезном влиянии на финансовую стабильность, наверное, сейчас не приходится.

Тем не менее регуляторы озабочены тем, что по сути такая мания (многие называют это тюльпанной манией) приводит к тому, что появляется много физических и юридических лиц, которые инвестируют в Bitcoin, их он интересует как инвестиционный актив. Причем оценить стоимость этого актива невозможно никак. Есть попытки это сделать, есть какой-то теханализ, но не знаю, насколько теханализ подходит для оценки криптовалют. Есть попытка оценить с точки зрения платежной системы, но опять же она не совсем понятна. Движение, которое возникло, и освещение прессы прежде всего вызвано, как мне кажется, взрывным ростом цен.

Причем люди, которые покупают, назовем их «инвесторами», понятия не имеют, как можно оценить криптовалюты. Обычное правило инвестирования: ты должен понимать value (ценность. – FinClub). Если ты считаешь, что value, которая есть на рынке, ниже, чем та value, которую ты рассчитал, то тебе имеет смысл купить это и получить value, когда цена достигнет этого уровня. С точки зрения криптовалют это тяжело делать. Регуляторы, наверное, озабочены тем, что инвесторы могут просто потерять деньги, инвестируя в них.

Второй момент – они, безусловно, опасаются мошенничества. И мы, например, проводили в Национальном банке встречу с участниками рынка, консалтинговыми компаниями, и одна из них сказала, что она считает, что 95% так называемых криптовалют – это чистой воды мошенничество. И только небольшая часть реально имеет под собой какой-то смысл. Я не ручаюсь за эти комментарии участников рынка».

«Wait & see»

«Что мы, как регулятор, собираемся делать? Отвечая на первый вопрос, можем сказать, что это точно не валюта. Не валюта, потому что там совсем другие участники: нет центрального эмитента этой «валюты», или «актива». Мы также не можем это признать как платежное средство, поскольку единственным законным платежным средством в Украине является национальная валюта. Мы частично ответили на этот вопрос методом исключения. У нас еще остаются другие варианты.

Страны по-разному оценивают. Япония, наверное, дальше всех пошла в признании криптовалют. Она признала их платежным средством, но чтобы защитить инвесторов от потерь, связанных с мошенничеством, от непонимания. У них с 1 октября все операции с криптовалютами должны проходить на лицензированных биржах.

Другие страны придерживаются трех подходов. Первый подход – отсутствие правового статуса у «этого». Есть второй тип стран, где «это» запрещено. И есть третий тип стран, где «это» в каком-то виде разрешено. Наверное, регуляторы должны выйти из первого статуса, но все друг на друга смотрят, не совсем понимают, что же делать. Когда мы общались с МВФ по поводу криптовалют, они ссылались на директиву Европейского центрального банка. Она очень большая, обширная, но вы можете ее не читать, потому что там поход такой: «wait & see» – «сидите и ждите». Потому что действительно не совсем понятно, что делать.

Хочется посмотреть на тот же опыт Японии. Он позитивный с точки зрения признания криптовалют. А, например, опыт Китая скорее негативный. Они сначала разрешили торговать, были разрешены ICO, а потом китайский регулятор сказал, что ICO все запрещены. И более того, они запрещены до такой степени, что то, что вы собрали у инвесторов, верните назад.

Что сегодня делаем мы? Стараниями медиа и силовых служб ситуация дошла до того, что необходимо начинать что-то думать. По крайней мере, попытаться что-то решить. Мы, как регулятор банковского рынка, можем сказать только за Национальный банк. Есть у нас другие регуляторы: Министерство финансов отвечает за налоговую службу, еще есть Госфинмониторинг. На самом деле ответ с учетом позиции госорганов власти должен быть «консолідований, зрозумілий». И тут есть несколько вопросов.

Интервью главы НКЦБФР Тимура Хромаева о криптовалютах изданию FinClub

Кроме «что это» и «как его регулировать» есть еще налоговый вопрос. У ГФС нет инструментов для администрирования уплаты налогов, но обязанность украинских граждан декларировать свои доходы никто не отменял. У нас ряд депутатов уже задекларировали. Не знаю, как они налоги будут платить, но, по крайней мере, первый шаг они сделали. Еще один важный вопрос – финансовый мониторинг. У FATF есть определенные требования по криптовалютам. Кстати, исследование FATF самое интересное. Оно очень структурировано и, прочитав его, ты понимаешь, о чем речь».

О легализации крипты в Украине

«У нас есть рабочая группа на уровне органов госвласти. Мы пытаемся выработать общую позицию. Пока у нас дошло до создания рабочей группы. Дальше общаемся.

На сегодняшний день у криптовалют нет правового статуса в Украине. В письме 2014 года была ссылка на так называемый суррогат, суррогатную валюту, но на самом деле, если почитать внимательно закон «О Национальном банке», суррогатная валюта – валюта в наличном виде. Это даже притянуть за уши тяжело. Письмо вышло, наверное, тогда, когда этот вопрос был не очень актуален, и в целом подход в мире был такой, что это, собственно говоря, какая-то пирамида. Никакого другого подхода не было, поэтому, наверное, тогда мы выпустили такое письмо. Но опять же, у нас есть официальное позиция: письмо имеет такую же правовую силу, как и наше письмо на сайте. Нет ни одной регуляции, ни одного закона, где указано, что это запрещено».

Подписывайтесь на финансовые новости FinClub в ViberTwitter и Facebook.