Первый банковский самовылет

Первый банковский самовылет

Инвестиционно-трастовый банк стал первым, кто вступил на путь самоликвидации. Эксперты считают, что этот вариант могут выбрать еще несколько банков, в первую очередь из числа неактивных, которые не смогут докапитализироваться. Они должны успеть «закрыться» до того момента, как НБУ признает их неплатежеспособными. Иначе ликвидацией займется ФГВФЛ.



На выход

Владелец Инвестиционно-трастового банка (ИТБ) 17 мая принял решение о ликвидации банка «в порядке, предусмотренном законодательством о ликвидации юридических лиц, с учетом особенностей, определенных законодательством о банках и банковской деятельности». Ликвидация начнется после получения разрешения НБУ. С такой просьбой к регулятору обратится глава банка Арсен Аванесян.

В банке уверяют, что активов достаточно для расчета по обязательствам. По состоянию на 17 мая 2016 года объем активов ИТБ составляет 133,23 млн грн, а обязательств – 392 тыс. грн. «Таким образом, сумма, которая может остаться после удовлетворения требований кредиторов и будет разделяться между акционерами, прогнозируемо равна 132,838 млн грн», – говорится в сообщении.

Собственником 100% акций Инвестиционно-трастового банка является ООО «ТИС Капитал». При этом конечными бенефициарами, по данным Нацбанка, были 11 физлиц с долями менее 10%.

По данным на 1 апреля, кредитный портфель банка составлял 128,07 млн грн – все кредиты были выданы юрлицам, а ценных бумаг к погашению было на 2 млн грн, еще 1,35 млн грн – денежные средства. Клиентских средств было всего 2 тыс. грн (средства юрлиц до востребования), а еще 349 тыс. грн – другие обязательства. Прибыль банка в первом квартале составила 1,9 млн грн.

Экспертов такое развитие событий не удивило. «Это был «спящий» банк – лицензия и минимально необходимые вещи для целей надзора. До недавних пор они инвестировали часть капитала в ценные бумаги (скорее всего, в депозитные сертификаты). Но в I квартале прекратили такую практику, вероятно, готовясь к выходу», – считает аналитик банковского рынка группы ICU Михаил Демкив.

Скрытая мотивация

Низкая деловая активность не является причиной ухода с рынка, она просто облегчит процесс ликвидации. Мотивация собственников банка понятна: НБУ публично обещал признавать проблемными и неплатежеспособными банки, которые, во-первых, не раскрыли свою структуру собственности, а, во-вторых, не выполнят требования по капитализации. В таких случаях банк переходит под управление ФГВФЛ, и именно представитель Фонда занимается его ликвидацией. Чтобы не потерять оперативный контроль над ликвидацией, владелец должен проявить инициативу.

Все банки должны были до 1 апреля привести свою структуру собственности в соответствие с требованиями НБУ. Ирина Дегтяр, которой на 1 января 2016 года принадлежало 9,875% акций Инвестиционно-трастового банка, хотела купить 50,63% банка, но НБУ 23 марта запретил ей покупку существенного участия. По состоянию на середину мая Инвестиционно-трастовый банк оставался в числе учреждений с непрозрачной структурой собственности – по нему проходила дополнительная проверка. «По поданному пакету принято решение о запрете приобретения существенного участия. Банк подал письмо о мерах по вопросу структуры собственности», – говорится на сайте НБУ.

Возникают вопросы и к капитализации банка. На 1 апреля его уставный капитал составлял 129 млн грн. Тогда как НБУ требует, чтобы минимальный уставный капитал банков до 11 июля 2017 года был минимум 200 млн грн. Для выполнения требования необходимо инвестировать в ИТБ 71 млн грн.

Заместитель главы НБУ Владислав Рашкован назвал решение акционера ИТБ «позитивным». «У тебя увеличиваются требования к капиталу, тебе надо его влить, и есть три варианта: собственные деньги, найти инвестора или объединиться с другим банком. И все это при том, что у тебя «открытый» собственник, которого ты согласовал. Если у тебя нет ни одной этой возможности, что тебе нужно делать? А требования существуют, и в какой-то момент ты их не будешь выполнять, – говорит FinClub господин Рашкован. – К тому же в ФГВФЛ не стоит попадать, поскольку собственник и менеджмент потеряют репутацию минимум на три года». В таких обстоятельствах самоликвидация является идеальным выходом: акционеры вернут свои инвестиции и смогут войти в другие банки.

Банк опередил события

Инвестиционно-трастовый банк – первое кредитное учреждение, акционеры которого приняли решение о самоликвидации. Но, возможно, оно не будет последним. «Самоликвидация – это новая страница в очищении банковской системы. На рынке очень трудно зарабатывать, поэтому малые банки без четкой ниши, которые не хотят заниматься криминалом, делают вот такие заявления. С одной стороны, это как бы самоочищение рынка, но с другой – в такой ситуации нужно задуматься над инвестиционной привлекательностью банковского сектора как отрасли», – считает глава комиссии по банковскому анализу Украинского общества финансовых аналитиков Виталий Шапран.

В конце прошлого года нынешняя и. о. замглавы НБУ Катерина Рожкова заявляла, что перспективой самоликвидации интересовались собственники нескольких банков. Нацбанк даже пообещал внедрить механизм упрощенной ликвидации для тех кредитных учреждений, которые хотят сохранить бизнес, отказавшись от банковской лицензии и превратившись, например, в финансовую компанию. Те же банки, которые захотят полностью уйти с рынка, должны будут идти по традиционной процедуре ликвидации юридического лица. «Есть процедура обычной ликвидации банка – отзыв банковской лицензии и ликвидация юрлица. Это очень долго – два-три года», – говорил в марте заместитель директора департамента регистрационных вопросов и лицензирования НБУ Александр Бевз.

В зоне риска находятся банки с непрозрачной структурой собственности. Помимо Инвестиционно-трастового банка дополнительную проверку проходили банк «Земельный Капитал», КлассикБанк, «Народный капитал», Смартбанк и Финанс Банк. Вопросы у регулятора остались к собственникам банка «Гефест», Коммерческого индустриального банка, банка «Новый» и Платинум Банка.

Собственники Финанс Банка уже включили вопрос о ликвидации в повестку собрания акционеров, запланированного на 30 мая. Еще один кандидат на вылет – банк «Гефест». «Это «спящий» банк. Декларирование реальных собственников маловероятно, потому что, судя по всему, у собственников нет возможности легализироваться», – сказал FinClub один из собеседников на банковском рынке.

Не все учреждения могут успеть принять самостоятельное решение. В группе непрозрачных был банк «Юнисон», который НБУ 28 апреля признал неплатежеспособным в связи с непрозрачностью. «Среди банков с непрозрачной структурой собственности мы можем увидеть все три варианта: временная администрация, самоликвидация и раскрытие структуры собственности», – ожидает Михаил Демкив. Самоликвидация может также стать выходом для тех банков, которые не смогут не только увеличить капитал до 200 млн грн к 11 июля следующего года, но и до 120 млн грн – до 17 июня текущего года.

Виктория Руденко, Вячеслав Садовничий

Подписывайтесь на финансовые новости FinClub в соцсетях Twitter и Facebook.