С госбанков снимут проблемы

С госбанков снимут проблемы

Минфин не знает, что делать со 100 млрд грн проблемных кредитов в Ощадбанке, Укрэксимбанке и Укргазбанке, поэтому предлагает создать госкомпанию по управлению такими активами. Такой сценарий потребует бюджетных вливаний, поэтому в госбанках предлагают сначала испробовать все методы работы с проблемной задолженностью (укр.).


Проблема № 1

Без решения проблемы почти 100 млрд грн «токсических» кредитов приватизация госбанков, даже частичная, маловероятна. Их продажа – это ключевая цель принятой в феврале 2016 года стратегии развития госбанков – Ощадбанка, Укрэксимбанка и Укргазабанка. После национализации ПриватБанка в декабре 2016 года в Министерстве финансов осознали, что надо переписать стратегию и включить в нее проблему NPL. «Сейчас мы находимся на финальной стадии формирования стратегии госбанков. Но мы не можем обновить стратегию без урегулирования этого вопроса», – сообщила первый замминистра финансов Оксана Маркарова.

Минфин обещал вынести новую стратегию на Кабмин еще в мае, но тогда документ так и не обнародовали. В мировой практике используется несколько вариантов работы с проблемными активами: создание банка плохих активов, продажа неработающего портфеля или передача его коллекторам для взыскания. В мае Оксана Маркарова предложила создать компанию по управлению плохими активами госбанков, с тех пор Минфин лишь укрепился в мысли учредить госкомпанию по управлению проблемными активами (ГКУПА). «Если создавать госкомпанию, она должна быть небольшой и выполнять несколько определенных задач: оценивать активы и решать, что с ними делать – списывать или же дофинансировать», – сказала Оксана Маркарова.

Читайте: Кредитным союзам не хотят давать гарантию вкладов

По словам замминистра, планировалось создать компанию «исключительно для госбанков». «Если она покажет свою эффективность за один – два года, потом можно открывать ее для рынка», – отметила она. Параллельно парламент может принять закон, позволяющий частным банкам создавать такие КУА. Альтернатива – создавать спецподразделения для работы с NPL в каждом из банков. Однако такой сценарий означает сохранение проблемных долгов на балансах госбанков.

Накопленные проблемы

К началу года Ощадбанк под кредитный портфель в 116,5 млрд грн сформировал резервы на 50,6 млрд грн (43,4% портфеля). Почти половина кредитов «необеспеченные» (50 млрд грн), например, оплата займов на 22,8 млрд грн гарантируется только поручительствами, а обесцененные кредиты с залогами в Крыму и зоне АТО составляют 19,7 млрд грн. Самые большие должники банка – сферы энергетики и строительства (56,1 млрд грн). В Укрэксимбанке на две самые большие группы заемщиков – сельское хозяйство и добыча – приходится 31 млрд грн при общем портфеле в 104,1 млрд грн. Под него сформированы резервы на 45,7 млрд грн (покрытие 43,9% портфеля).

Эта проблема характерна для рынка. «Высокая доля неработающих кредитов (57% в апреле) – балласт для банков. Обслуживание большей части этих кредитов никогда не будет восстановлено, поэтому их целесообразно полностью зарезервировать и списать», – посетовал в июне НБУ.

Большая часть NPL Ощадбанка и Укрэксимбанка приходится на крупные бизнес-группы. «Проблема концентрации крупных заемщиков особенно остра для двух старейших госбанков, которые в течение длительного времени фокусировались на кредитовании предприятий и групп, приближенных к бизнес-интересам политических деятелей. Доля десяти крупнейших групп частных заемщиков в совокупных кредитах составляет 56% одного банка и 38% другого. Качество кредитов крупным заемщикам гораздо ниже, чем кредитного портфеля юрлиц в целом: доля неработающих кредитов пяти крупнейших групп на 30 п.п. выше среднего уровня и составляет для двух банков 94%», – отмечалось в последнем Отчете о финансовой стабильности НБУ.

При этом дефолт пяти бизнес-групп, компании которых были заемщиками одновременно двух госбанков, привел к появлению у банков в 2017 году потребности в капитале на 6,8 млрд грн.

Убыточные подсчеты

Эксперты Офиса по финансовому и экономическому анализу при Верховной Раде рассчитали все возможные варианты работы ГКУПА для плохих активов Ощадбанка, Укрэксимбанка и Укргазбанка. Передача проблемных долгов ПриватБанка новой структуре не рассматривается, поскольку Rothschild и другие консультанты готовят отдельную стратегию для ПриватБанка.

В модель расчетов были заложены следующие вводные: 100 млрд грн неработающих кредитов, под которые сформировано 80 млрд грн резервов; кредиты оценены в 10 млрд грн (дисконт – 90%). ГКУПА, которую создадут на десять лет, может получить проблемные активы за 1 грн, либо по оценочной, балансовой или номинальной стоимости. Просчитан и вариант передачи активов на комиссионное взыскание, а также выпуск облигаций ГКУПА под гарантии государства и без них.

Наименее затратным для госбюджета будет комиссионное обслуживание. Убытки государства составят 1,7 млрд грн при консервативном сценарии эффективности работы с кредитами (возврат 30% от балансовой стоимости, которая равна номинальной стоимости минус сформированные резервы). При базовом (50%) и оптимистическом сценариях (80%) государство будет в плюсе – 1,1 млрд грн и 5,2 млрд грн соответственно. Но в этом случае кредиты останутся на балансе банков, а значит, под них может потребоваться деформировать резервы.

Читайте: Рынок подготовили к валютному раскрепощению

Второй чуть более затратный вариант – продажа портфеля неработающих кредитов за 1 грн. При этом сценарии банкам придется признать максимальный убыток (на сумму балансовой стоимости портфеля NLP) и они будут нуждаться в докапитализации. Зато все, что ГКУПА взыщет, пойдет на уменьшение убытков государства. Суммарные потери бюджета в таком варианте составят 9,6 млрд грн, 6,8 млрд грн и 2,7 млрд грн в зависимости от трех описанных сценариев.

При продаже по оценочной стоимости докапитализация банкам может не понадобиться или будет небольшой, но придется выпускать ОВГЗ для ГКУПА, а убыток для бюджета будет от 4,8 до 11,7 млрд грн. Продажа активов по балансовой стоимости повлечет расходы государства в размере 9,5-16,4 млрд грн. Наиболее затратной является продажа портфеля неработающих кредитов по номинальной стоимости, что потребует докапитализации ГКУПА. Она не только наиболее затратная (потребуется 12,8-19,7 млрд грн бюджетных средств), но и может привести к негативным юридическим последствиям для должностных лиц ГКУПА, Минфина и правительства.

Сравнительный анализ эффектов (поступления ГКУПА минус расходы бюджета) по приведенной стоимости по трем сценариям, млрд грн

 

Модель Консервативный сценарий (30%) Базовый (50%) Оптимичтический (80%)
Продажа по номиналу -19,7 -16,9 -12,8
Продажа по балансовой стоимости -16,4 -13,7 -9,5
Продажа по оценочной стоимости -11,7 -8,9 -4,8
Передача по 1 грн -9,6 -6,8 -2,7
Комиссионное обслуживание -1,7 1,1 5,2

Не все золото

Идею Минфина скептически воспринимают даже в парламенте. «Может быть, банкам лучше самостоятельно продать эти активы с дисконтом. Просто нужно создать для этого законодательное поле. И тогда не нужно будет ничего создавать, не нужно будет докапитализировать новую структуру», – говорит член комитета по вопросам финансовой политики и банковской деятельности Верховной Рады Руслан Демчак.

Эффективных инструментов управления активами в Украине нет, считает президент Украинской национальной ипотечной ассоциации Сергей Волков. ГКУПА могла бы получить исключительные полномочия, как малайзийская компания Danaharta, говорит он. Специальный закон запрещал третьим лицам подавать жалобы на ее право на все взысканные активы, заемщики не имели права оспаривать продажу их проблемного долга третьим лицам. Danaharta могла через своих администраторов управлять предприятиями-должниками. На время такого руководства вводился мораторий на какие-либо действия против администратора на срок 12 месяцев. «Но в Украине такой сценарий невозможен», – констатирует Сергей Волков.

Фактически единственным инструментом ГКУПА по работе с проблемными активами будет продажа с дисконтом. А этим может заниматься и ФГВФЛ. «Можно отдать эти активы в Фонд гарантирования вкладов бесплатно», – предложил президент ИГ «Универ» Тарас Козак.

 

Читайте: Курс исчерпал лимит ревальвации

Но ФГВФЛ продаст их самим же заемщикам через подставных лиц с большим дисконтом, поскольку других покупателей просто нет. «В стране нет таких денег на покупку плохих активов. Любая продажа, по сути, возможна только самому заемщику. Это очень развращает заемщиков», – считает Сергей Волков. «Если мы будем списывать до 90% долга, то у нас никогда не будет нормальной банковской системы», – считает генеральный директор группы «ПримоКоллект» Ева Закович.

По ее мнению, сама идея, что рано или поздно проблемному заемщику банк предложит списать часть задолженности или продаст его актив с большим дисконтом, не стимулирует даже хороших заемщиков вовремя погашать задолженность. «Даже если у клиента временные сложности, он должен четко понимать, что через 10-20 лет ему придется вернуть долг в полном объеме», – уверена Ева Закович.

Несвобода действий

В госбанках говорят, что они и сами могут эффективнее начать работать с проблемной задолженностью, если получат соответствующие инструменты. «Bad bank или ГКУПА могут быть созданы, только если все остальные инструменты не работают», – считает начальник управления реструктуризации задолженности Ощадбанка Ирина Мудрая. Она отметила, что у Ощадбанка одно из наиболее эффективных подразделений по принудительному взысканию задолженности. «Но мы не получаем погашения кредитов. У нас должен быть набор инструментов для этого», – сказала Ирина Мудрая.

По ее словам, старт финансовой реструктуризации показал, что различные инструменты по работе с проблемной задолженностью, которыми раньше госбанки не пользовались, работают. «Частичное списание – до 30% – дает наиболее эффективный результат. Если бы мы могли списывать заемщикам хотя бы 20-30% долга, у нас бы уже была очередь заемщиков на реструктуризацию. Но есть опасение, что после этого к нам придет прокуратура. Но ведь списание – это не преступление. Да, определенные риски есть, но нужно уметь принимать риски. Это управленческое решение», – считает Ирина Мудрая.

Госбанки просто боятся прихода прокуратуры, которая может найти признаки преступления в рыночном механизме реструктуризации необслуживаемых долгов. «Фактически у менеджмента госбанков урезаны полномочия. Какое бы то ни было дисконтирование, прощение части долга, снижение ставки, по сути, невозможны в госбанках. Менеджмент боится принимать решение, которое может что-то изменить. Набсовету необходимо дать менеджменту полномочия», – считает Сергей Волков.

Подписывайтесь на финансовые новости FinClub в ViberTwitter и Facebook.