Сбербанк получит латвийскую прописку
Фото finclub.net

Сбербанк получит латвийскую прописку

Украинский Сбербанк продан двум российским британцам – сыну ингушского олигарха Саиду Гуцериеву и совладельцу латвийского банка Norvik Banka Григорию Гусельникову. Вероятно, что НБУ согласует эту сделку, поскольку сам торопил Сбербанк уходить. Новые инвесторы уже объявили свои планы (укр.).


Первый выходит

Сбербанк стал первым из пяти украинских банков с российским государственным капиталом, на который нашелся покупатель. Российский Сбербанк 27 марта подписал юридически обязывающее соглашение о продаже своей украинской «дочки». Новыми владельцами банка станут Саид Гуцериев, который через неназванную белорусскую компанию установит контроль над 55% акций Сбербанка, и Григорий Гусельников, который через латвийский Norvik Banka получит 45% украинского банка.

Цена сделки не называлась. На этапе переговоров в российских СМИ назывались суммы от $450 млн до $680 млн, сейчас же газета «КоммерсантЪ» утверждает, что цена сделки – $130 млн. В Украине банк оценивали в половину капитала – примерно в $50 млн. Господин Гусельников сказал, что цена сделки выше $100 млн, но меньше капитала.

«Украинская «дочка» должна вернуть российскому Сбербанку кредит почти $1 млрд. И решение этого вопроса наверняка заложено в сделке», – считает глава аналитического департамента ИК Concorde Capital Александр Паращий. К началу 2017 года Сбербанк должен был другим банкам суммарно 25,47 млрд грн. Управляющий партнер компании FinPoint Investment Advisors Сергей Будкин считает, что эти кредиты могут реструктуризировать на 10-15 лет. «Часть этого кредита будет списана в резервы, а часть останется в качестве долга нового акционера перед старыми», – рассказывает господин Гусельников.

Деньги на сделку получат в том числе от продажи Вятка-банка, ведь Norvik Banka запланировал меры по сокращению присутствия на российском банковском рынке. По словам Григория Гусельникова, это позволит ликвидировать ряд политических рисков, связанных с географией работы банка. «Тут будет обмен активами (со Сбербанком. - FinClub). Norvik будет менять российский банк на украинский. Мы не можем позволить себе иметь банк и там, и там. Откровенно говоря, в России не хотим», – сказал господин Гусельников.

Оба покупателя – уроженцы России, но имеют гражданство Великобритании. Григорий Гусельников ранее работал президентом Бинбанка. Сейчас он владелец лондонского инвестфонда G2Capital и совладелец латвийского Norvik Banka. Саид Гуцериев – сын ингушского миллиардера Михаила Гуцериева, владельца НК «Русснефть» и группы «БИН». Саид окончил Harrow School и Oxford University, работал в компании Glencore. Сейчас Саид Гуцериев занимается прямыми инвестициями и входит в совет директоров Бинбанка.

Группа «Сафмар» (управляет активами семьи Гуцериевых-Шишхановых) и Бинбанк не имеют отношения к покупке Сбербанка, а сделка является личной инвестицией Саида Гуцериева, поспешили заявить в «Сафмар». Для семьи Гуцериевых это не первая покупка «украинского» банка. Весной 2014 года принадлежащий ей Бинбанк приобрел за 6 млрд руб. Москомприватбанк, «дочку» ПриватБанка. Потом учреждение переименовали в Бинбанк Диджитал.

Владелец Сбербанка ускорил завершение переговоров из-за введенных против банка санкций и блокады региональной сети. Потенциальное банкротство банка могло бы нанести имидживые потери  бренду Сбербанку. А европейских покупателей не было. «Исходя из оглашенной структуры соглашения (латвийский банк и белорусская компания), существующие санкции против российского Сбербанка не позволяли ему привлечь серьезных западных инвесторов», – говорит аналитик банковского сектора группы ICU Михаил Демкив.

«Учитывая поднятую вокруг банков с российским капиталом шумиху и введенные санкции, продать их по нормальной рыночной цене сейчас нереально, – считает юрист, экс-сотрудник департамента лицензирования Нацбанка Александр Ярецкий. – Абсолютно логичной выглядит попытка переоформить их на подставных собственников, чтобы погасить поднятую вокруг них информационную волну, и далее не спеша искать уже реального покупателя на эти активы. Что, судя по всему, и делается».

Закрытие сделки ожидается в I полугодии 2017 года, после получения одобрений от финансовых и антимонопольных регуляторов Латвии и Украины. В Нацбанке ответили, что не получали ни сообщение от потенциальных инвесторов о покупке Сбербанка, ни документов на приобретение существенного участия. «Решение о согласовании приобретения существенного участия в капитале банков, полученное от любых инвесторов, принимается в рамках единых для всех существующих нормативных требований и законодательства», – заявили в пресс-службе НБУ.

Есть вероятность, что Нацбанк признает эту сделку. «Norvik Banka – известный на просторах СНГ финансовый институт, который активно работает в ЕС и имеет для этого все необходимые лицензии. Что касается участия частной белорусской компании в консорциуме, теоретически тут может быть все что угодно. Но, напомню, что НБУ ввел довольно жесткие правила раскрытия бенефициаров. Если Нацбанк даст разрешение на эту сделку, то это будет исключать каких-то подставных лиц», – считает главный финансовый аналитик рейтингового агентства «Эксперт-Рейтинг» Виталий Шапран.

«НБУ согласует эту транзакцию в максимально короткие сроки и, мало того, будет лоббировать другие ведомства (например, АМКУ) для того, чтобы ускорить получение разрешений от них. Для НБУ эта транзакция – не идеальный выход из ситуации, но однозначно лучший по сравнению с «кирпичным» бойкотом Сбербанка, который ни к чему хорошему, кроме остановки деятельности банка, не привел бы. Банк – как велосипед. Вы его останавливаете – он падает», – говорит Сергей Будкин.

Что покупается и зачем

Главным поводом для покупки «дочки» Сбербанка в Украине Саид Гуцериев назвал развитую инфраструктуру. «Приобретаемый банк имеет прекрасную инфраструктуру: в его платформу предыдущим собственником были вложены сотни миллионов долларов. Это солидное основание для развития и качественного роста проекта», – говорится в сообщении Norvik Banka. После закрытия сделки все вывески «Сбербанк» заменят. «Он будет переименован. По всей видимости, он будет носить имя Norvik Bankа, потому что он будет дочерним по отношению к европейскому Norvik Bankа», – сказал Григорий Гусельников.

Формально Сбербанк – не очень хороший актив. В 2016 году банк получил убытки 2,82 млрд грн, в 2015-м – 6,33 млрд грн. При этом у банка кредитов юрлиц – на 40 млрд грн, а вкладов юрлиц – на сумму свыше 11 млрд грн. «Вкладчикам банка беспокоиться не стоит. До закрытия сделки банку оказывает внешнюю поддержку Сбербанк, после закрытия сделки – будет оказывать консорциум инвесторов, прошедший довольно непростую процедуру в НБУ», – говорит Виталий Шапран.

Но ключевой вопрос – санкции. По словам господина Паращия, санкции не позволяют банку выплачивать проценты материнской структуре по кредитам. Их отмена возможна после закрытия сделки. Пока Сбербанк возвращается к нормальной работе. Главный офис банка в Киеве и отделения в Днепре и Запорожье были разблокированы, отменены суточные лимиты по картам бизнеса. «Банку нужна ликвидность, и это будет первой задачей, которую должны будут решить новые собственники. Я не удивлюсь, если транзакция включает в себя получение стабилизационного кредита от Сбербанка на некий переходный период. А в среднесрочной перспективе я скорее ожидаю того, что банк превратится в один из многих коммерческих банков в стране. Плюс он может занять очень серьезную нишу «прибалтийского» банкинга, которая в последнее время пустеет не по причине отсутствия спроса (он-то как раз есть), а по причине сокращающегося предложения», – отмечает Сергей Будкин.

На продажу все еще выставлен второй банк из группы Сбербанка – ВиЭс Банк. Покупателя подыскивают обоим банкам группы ВТБ – ВТБ Банку и БМ Банку, а также Проминвестбанку.

Подписывайтесь на финансовые новости FinClub в соцсетях Twitter и Facebook.