Следователи попали в сеть Фото Вячеслава Садовничего

Следователи попали в сеть

ФГВФЛ пытается при помощи судов и правоохранителей добиться возврата сети из 2,5 тыс. терминалов, которые были проданы незадолго до банкротства Банка Национальный кредит. Под подозрением находятся не только покупатели, но и менеджмент банка. Фонд гарантирования вкладов считает цену сделки заниженной и пытается расторгнуть договор.



Банк бегает за сетью

Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) вступил в борьбу за одну из крупнейших сетей уличных терминалов – сеть ликвидируемого сейчас Банка Национальный Кредит. Предпосылки для конфликта за 2,5 тыс. терминалов, работавших под брендом «Банк 24 Национальный кредит», возникли еще в начале лета, когда ФГВФЛ ввел в банк временную администрацию. Сеть платежных терминалов была завязана на одноименном банке, но перед его банкротством была продана. «Мне пришлось отдать большую часть терминалов за долги», – говорил в июне совладелец банка, экс-глава наблюдательного совета Андрей Онистрат (см. «В одной корзине»).

Сеть не прекращала работу ни на день. После ввода в банк временной администрации на экранах терминалов еще высвечивался логотип «Банк Национальный кредит 24». Спустя пару дней его заменили на бренд BNK 24. Когда ФГВФЛ изучил эту сделку, он оспорил ее. «Протокол правления банка и договор о продаже программно-технических комплексов самообслуживания были признаны ничтожными сделками. Уполномоченное лицо Фонда гарантирования подало заявление в правоохранительные органы о совершении уголовного преступления и иск в суд», – сообщил FinClub замдиректора-распорядителя ФГВФЛ Андрей Кияк.

Главное следственное управление МВД с 9 сентября проводит досудебное расследование по факту растраты имущества Банка Национальный кредит его служебными лицами, что подпадает под ч. 5 ст. 191 Уголовного кодекса. Выяснилось, что 28 апреля правление банка протоколом № 138/1 согласовало продажу 2510 терминалов за 23,928 млн грн. Каждый терминал был оценен в 9533 грн, хотя оценка этого имущества на момент продажи не была проведена. На следующий день банк заключил с ООО «Сантала» договор купли-продажи терминалов за 24,2 млн грн. После этого была заказана оценка 2496 ПТКС, и 1 мая стало известно, что их стоимость – 19,559 млн грн.

Повторная оценка, проведенная уже по заказу временного администратора, показала 37,078 млн грн (14,85 тыс. грн за шт.). Следователи заподозрили служебных лиц банка в нанесении умышленного убытка на сумму 12,878 млн грн и попросили суд «заморозить» сеть. Печерский районный суд Киева 18 сентября принял решение наложить арест на терминальную сеть размером 2510 ПТКС. «Учитывая то, что эта оценка почти не отличается от той, которая была указана в протоколе правления при заключении договора о продаже, то, что вывод об оценке подписан через два дня после заседания правления, а также то, что датой завершения составления отчета является 14 мая 2015 года, были основания заподозрить договоренность при проведении оценки», – говорится в определении суда.

«Запретить «Сантала» распоряжаться, продавать и передавать имущественные права на 2510 программно-технических комплексов самообслуживания, купленных у банка», – говорится в определении суда, принятом со второй попытки. Оно не было оспорено в апелляционном суде.

Цена вопроса

Со второй попытки 18 сентября следователи также добились разрешения на проведение обыска в офисе ООО «Аскания Групп» по адресу: Киев, ул. Новопечерская, 5. Следствие интересовали документы компаний «Аскания Групп» и «Сантала», а также Банка Национальный кредит. «Досудебным расследованием установлено, что служебными лицами банка, а именно собственником банка – главой набсовета (им был Андрей Онистрат. – FinClub), генеральным директором ООО «Аскания Груп», который является учредителем банка, по предварительному сговору с членами правления и сотрудниками банка, и юридическими лицами разработана и воплощена в действие схема незаконного вывода активов», – говорится в другом решении суда.

ООО «Сантала» (капитал 300 тыс. грн) принадлежит Виктору Лысенко, а ООО «Аскания Групп» (62,14 млн грн) – поровну братьям Сергею и Валерию Горбаням. «Аскания Групп» вошла в капитал банка в декабре 2011 года и к 8 марта 2015-го владела 7,6% его акций.

Андрей Онистрат (владел 30,4% банка) не согласен с утверждением следствия, что сеть была продана по заниженной цене. «Цена была 23-24 млн грн. На этом рынке трудно говорить об объективности цены», – отмечает экс-банкир, уточняя, что было продано 1700 терминалов. Он подчеркнул, что сеть перешла под контроль компании, подконтрольной одному из акционеров банка – компании «Аскания Групп», которая будет добиваться снятия ареста с терминальной сети.

Фонд гарантирования вкладов физлиц намерен вернуть эту сеть банку и продать ее снова. «Терминальный бизнес был продан за живые деньги, но по заниженной цене. Сейчас мы пытаемся отыграть эту сделку назад. Пойдем до конца», – говорил в интервью газете «Бизнес» директор-распорядитель ФГВФЛ Константин Ворушилин.

В «Аскания Групп» говорят, что не покупали терминалы. «У нас нет сведений о проведении переговоров, нет информации об участии в подобных переговорах представителей нашей компании», – сообщили FinClub в пресс-службе «Аскания Групп». Задать «Сантала» вопрос о покупке терминалов сложно: в реестре Минюста не указаны ее контакты, нет у нее и сайта.

Платежной организацией сети терминалов BNK 24 является ООО «Финансовая компания Феникс». Компания давно работает на рынке: в октябре 2007 и в декабре 2010 года она получала трехлетние лицензии на перевод денег небанковскими финансовыми учреждениями. В марте 2014 года компания получила бессрочную лицензию НБУ на перевод гривны без открытия счета.

В Нацкомфинуслуг на запрос FinClub о деятельности компании не ответили. В компании с руководством по телефону не соединили, предложив написать письмо, но и на него не ответили. Они не пояснили свои отношения с владельцем терминалов, сколько терминалов обслуживают, а также почему Владимир Марчинский владеет 100% ООО «ФК Феникс». Ведь 23 апреля и 28 мая Нацкомфинуслуг дважды отказывала ему в согласовании приобретения существенного участия в ФК «Феникс». Владимиру Марчинскому не разрешили купить компанию, поскольку не были предоставлены справки об источниках средств, за счет которых он мог в будущем поддерживать финансовое учреждение, а копии страниц его паспорта не были прошиты и пронумерованы.

Дело в оценке

Участники рынка согласны с тем, что однозначно оценить терминальную сеть сложно. «По балансовой цене только одного «железа» цена этих терминалов выглядит как заниженная. Получается, что один терминал стоил порядка 15 тыс. грн, хотя в основном они состоят из импортных запчастей, которые недешевы. Новый терминал сейчас стоит порядка $2 тыс. Но в этой сделке речь идет о явно неновых аппаратах, и неизвестно, в каком они были состоянии. Кроме того, нужно понимать, каким был этот терминальный бизнес: были ли там долги, какое было количество транзакций, какую выручку он генерировал», – поясняет руководитель направления «Платежи и переводы» ПриватБанка Михаил Рогальский.

Кроме того, стоимость такого бизнеса зависит от наличия покупателя на него. «Цену сложно определить. Рынок такой, что покупателей нет. И если им какой-то покупатель предложил определенную цену, то это и есть цена этой сети», – считает Михаил Рогальский.

Елена Губарь, Вячеслав Садовничий

Присоединяйтесь