Почему повышение учетной ставки не замедлит инфляцию
Главный экономист Альфа-Банка Алексей Блинов

Почему повышение учетной ставки не замедлит инфляцию

Решение Национального банка впервые за два года поднять учетную ставку оказалось неожиданным для рынка. Главный экономист Альфа-Банка Алексей Блинов в колонке для FinClub объясняет, почему мало кто ожидал от центробанка запоздалого решения о повышении стоимости денег, и как оно бумерангом может настигнуть НБУ (укр.).


Основной причиной превышения инфляции над прогнозной траекторией в 2017 году были цены на базовые продовольственные товары питания. Можно выделить три причины ускорения инфляции. Первая – рост спроса среди потребителей с невысокими доходами вследствие удвоения минимальной заработной платы. Вторая – активизация экспортных поставок продовольственных товаров (уменьшает предложение на внутреннем рынке и «импортирует» мировые цены). Третья – неблагоприятные погодные условия, приведшие к ограничению предложения фруктов и овощей. В мясном сегменте также можно упомянуть постоянные вспышки африканской чумы свиней.

На вызванную этими тремя явлениями инфляцию реагировать повышением процентных ставок неэффективно. Очевидно, что хорошую погоду не вернуть. Украинский продовольственный экспорт теоретически можно ограничить административно, но тогда будет нанесен удар по экспортной выручке страны и ее реноме в контексте выполнения взятых на себя международных обязательств. Учетная ставка тут также не помощник. Повышение заработных плат произошло почти год назад, и реагировать на это как минимум поздно. Точно так же как тяжело реагировать учетной ставкой на недавнее повышение пенсий.

В целом повышение учетной ставки уже не «откатает» назад то ускорение инфляции, на которое реагирует НБУ. В то же время последнее решение является очень мощным набором сигналов рынку, которые нельзя недооценивать. Часть этих сигналов, очевидно, не входит в замысел НБУ, но это не отрицает их наличия.

Во-первых, нанесен удар по доверию к денежно-кредитной политике. Превышение инфляционной траектории над фактической было явно заметным в конце весны. На тот момент большинство из перечисленных выше факторов было известно. Однако НБУ предпочел поддерживать прогноз инфляции на конец 2017 года без изменений на уровне 9,1% и в апрельском, и в июльском пересмотрах. А в мае было осуществлено снижение учетной ставки с 13% до 12,5%, хотя исходя из нынешней логики центробанка, ее нужно было как минимум оставлять без изменений. Сейчас, когда инфляция наконец-то начинает замедляться (хотя новый прогноз 12,2% на конец 2017 года все равно представляется оптимистичным), НБУ решился на повышение процентной ставки, что выглядит уже запоздало.

Во-вторых, НБУ теперь рискует самостоятельно формировать повышенные инфляционные ожидания и недоверие к собственным прогнозам. При заявленном прогнозе инфляции на конец 2018 года 7,3% и учетной ставке 13,5% реальная учетная ставка составляет почти 6%, что указывает на жесткую монетарную политику и косвенно говорит о реагировании на высокую вероятность более высокой инфляции через год, чем прогнозирует Нацбанк. В пресс-релизе НБУ относительно повышения учетной ставки бросается в глаза фраза: «НБУ может вернуться к циклу смягчения монетарной политики в конце (!) 2018 года». Это фактически является заявлением о том, что инфляция будет еще долго находиться выше прогнозной даже с учетом последнего повышения учетной ставки.

В-третьих, НБУ рискует стать ответственным за низкие темпы экономического роста. Это будет очень несправедливо, так как именно решительные действия НБУ в последние годы помогли обеспечить макрофинансовую стабилизацию, ставшую основой для восстановления украинской экономики. Критики НБУ будут по поводу и без повода использовать слова из последнего заявления центробанка о том, что «повышение учетной ставки будет... сдерживать потребительский спрос». В данном случае критика будет отчасти справедливой, так как ужесточение монетарной политики будет прежде всего придавливать как раз те факторы инфляции, которые в целом не вызывали опасений (к примеру, базовая инфляция поддерживается в «комфортном» диапазоне 6-8%).

Учитывая эти нюансы, а также начавшееся формальное замедление инфляции, сохранение учетной ставки без изменений могло бы стать более дальновидным решением. Очевидно, что при принятии решения о повышении ставки НБУ во многом руководствовался краткосрочными мотивами, такими как давление активных бюджетных выплат в конце года на денежный и валютный рынки, а также неопределенность в вопросах сотрудничества с МВФ и плана государственных финансов на 2018 год. Кстати, одним из основных практических последствий повышения учетной ставки станет предотвращение снижения ставок по выпускаемым государством ОВГЗ. Так что если государство решит резко нарастить расходы бюджета в 2018-м, это не будет дешевым удовольствием. В этом контексте повышение ставки можно воспринимать как адресованное не широкой аудитории, а другим центрам экономической политики Украины.