Доверия больше нет

Доверия больше нет

Банк «Траст» не выдержал убытков от невозвратов по розничным кредитам в зоне АТО и обанкротился. У собственника банка Владимира Авраменко не было денег, чтобы спасти учреждение, а поиск нового инвестора начался слишком поздно. Нацбанк не дождался прихода покупателя, поэтому вчера в проблемное учреждение зашла временная администрация.


Вывод банка «Траст» с рынка не был неожиданным ни для менеджмента, ни для владельцев банка. «НБУ предупреждал их о том, что такой сценарий возможен», – говорит FinClub осведомленный источник на рынке. Косвенно об этом были «предупреждены» даже клиенты – учреждение было одним из трех банков без капитала. По итогам III квартала отрицательный капитал был у Артем-банка (-179,3 млн грн; уже выведен с рынка), банка «Траст» (-69 млн грн; выведен с рынка) и Платинум Банка (-162,5 млн грн). «Траст» был проблемным с лета, статус неплатежеспособного он получил 6 декабря, а 7 декабря ФГВФЛ ввел в банк временную администрацию Владимира Кухарева.

Национальный банк указывает несколько причин банкротства банка «Траст».

Проклятие АТО

Первый фактор – значительная «дыра» в балансе. «Ухудшение финансового состояния ПАО «Банк Траст» имело системный характер. Значительный объем кредитов банка предоставлялся на территориях, на которых сейчас проходит АТО. Из-за отсутствия обслуживания таких кредитов финансовое состояние банка значительно ухудшилось. Капитал банка приобрел отрицательное значение (на 1 декабря – минус 135 млн грн), что вызвало нарушение экономических нормативов», – сообщили в пресс-службе НБУ.

Бизнес-модель банка ориентировалась на розницу, корпоративный сектор сознательно не развивался: к концу III квартала в банке у юрлиц было всего 9 млн грн депозитов и 12,5 млн грн кредитов. В то же время розничные вклады составляли 583 млн грн. Эти деньги выдавались обратно населению в виде кредитов на текущие потребности – их выдано на 565 млн грн (суммарно физлица получили кредитов на 591 млн грн, или 97% всего кредитного портфеля банка).

Эта ниша была относительно свободна после ухода с рынка в 2015-2016 годах ориентированных на розницу Дельта Банка и Банка Михайловского. В сентябре 2015-го мажоритарный владелец системы платежей EasyPay и кондитерской компании «АВК» Владимир Авраменко купил контрольный пакет банка «Траст» (сейчас его доля 78,9%) у менеджмента российского банка «Траст» (глава совета директоров российского банка Илья Юров владел тогда 44% украинского «Траста», а члены совета директоров Николай Фетисов и Сергей Беляев – по 28%). Банк он тогда оценил очень позитивно: «Это небольшой, но финансово здоровый и реально работающий банк».

Спустя год он назвал цену сделки – $1 млн, и признал, что банк «был проблемным и фактически не работал» из-за действий предыдущих собственников. «В частности, большой накопленный портфель проблемных активов, включая зону проведения АТО, некорректно начисленные и отраженные доходы. Эти проблемы были тщательно скрыты в отчетности, в том числе не без помощи независимых аудиторских компаний. Выявить их до глубокого погружения в деятельность банка оказалось невозможным», – сказал он два месяца назад в интервью ЛІГА.net.

Согласно отчетности банка, административные расходы (93,2 млн грн) покрывались чистыми комиссионными доходами (91,2 млн грн). Но процентные доходы банка от розничного кредитного портфеля (40,5 млн грн) были в разы меньше процентных затрат (104,7 млн грн) по вкладам физлиц. За девять месяцев на формирование резервов ушло 125,3 млн грн, убыток – 172,1 млн грн.

Часть заемщиков банка, взявших кэш-кредиты (на необеспеченные кредиты приходится 88% портфеля), зарегистрирована в зоне АТО и их нельзя «достать». Поэтому банку «Траст» пришлось к 1 октября сформировать резервы в размере 30,6% кредитного портфеля. По розничным кредитам на 157 млн грн клиенты не платили больше года. «За последний год было много сделано для того, чтобы банк родился заново, но уровень скрытых проблем оказался существенней, чем казалось первоначально», – заявил и. о. главы правления банка «Траст» Константин Кошеленко. Его пригласили в банк полгода назад – 19 июля, уже с 26 сентября он исполнял обязанности главы.

Источники FinClub говорят, что у Владимира Авраменко не было денег, чтобы самому покрыть вскрывшиеся потери. Во-первых, у него есть непогашенные обязательства ряда его других активов перед банками, а, во-вторых, долги перед прежними акционерами банка выплачены не полностью.

В поисках инвестора

Поддержка розничного банка требовала затрат как на развитие (отделения, персонал, IT, реклама) банка, так и на покрытие резервов. Источники FinClub говорят, что еще весной стало понятно, что банку нужен дополнительный инвестор, но Владимир Авраменко начал искать его только летом.

«Мы определили (с НБУ. – FinClub) план капитализации банка, у меня своих личных средств для этого нет, но есть инвесторы, которые интересуются этим бизнесом, системой EasyPay, что очень важно. Мы таких долго искали», – говорил он в августе. Уже в октябре он сказал, что провел переговоры с десятком инвесторов, но только компания Flexinvest выразила готовность инвестировать в банк в существующей конфигурации и в необходимые сроки. 12 декабря на собрании акционеров «Траста» планировалось одобрить «размещение новых акций, в том числе новому инвестору – Flexinvest Plc.». «Инвестор высоко оценил существующую бизнес-модель банка «Траст» и подтвердил Нацбанку готовность увеличить уставный капитал на 180 млн грн. Определенные сроки завершения инвестирования – февраль 2017 года», – анонсировали в банке в начале ноября.

Источники FinClub утверждают, что регулятор дважды давал банку шанс найти инвестора, и каждый раз слышал в ответ: «скоро-скоро». Третий шанс НБУ им не дал: не получив заявку Flexinvest, он не стал ждать собрания акционеров банка и вывел «Траст» с рынка. В НБУ подчеркивают, что разработанная банком «Траст» программа капитализации не содержала подтверждение возможности реализации запланированных мер по улучшению финансового состояния банка в установленные сроки. «Отсутствовали гарантийные письма от акционеров (инвесторов) по обеспечению капитализации, – говорят в НБУ. – Акционер банка вел переговоры с рядом инвесторов о возможности продажи банка. Однако официальный пакет документов на согласование приобретения существенного участия в ПАО «Банк Траст» в НБУ не поступал».

Покупатели не успели подать заявку. «Это были реальные инвесторы, которые не смогли вовремя предоставить документы», – отмечает глава наблюдательного совета банка «Траст» Сергей Будкин. При этом в банке утверждают, что делали все возможное. «Было приложено максимум усилий, чтобы состоялась продажа банка, но покупатель поставил под сомнения свои намерения, а возможностей для устранения проблем, связанных с кредитным портфелем прошлых периодов (в основном в зоне АТО), не было», – говорит Константин Кошеленко.

Крупнейшими владельцами кипрской Flexinvest Plc. были граждане Российской Федерации Александр Миронов (54,92%) и Сергей Спиро (30%), которые контролируют российский банк «МирЪ». Источник FinClub говорит, что российский холдинг «Открытие», которому с весны 2015 года принадлежит российский банк «Траст», был заинтересован во вхождении Flexinvest в украинский «Траст» и якобы даже мог помочь с фондированием. Но 5 декабря появилась информация, что Банк России отключил банк «МирЪ» от системы «Банковские электронные срочные платежи». 6-го НБУ вывел «Траст» с рынка.

Шанс у потенциального инвестора войти в капитал банка еще есть. «Учитывая, что до последнего дня оставались заинтересованные в покупке банка, возможно, диалог с ними продолжится, но уже с временной администрацией», – предполагает господин Кошеленко. Временная администрация введена всего на месяц – до 6 января 2017 года. Успеть купить банк за такой период очень сложно.

Вкладчики пожадничали

Но основанием для вывода банка с рынка стала вовсе не медлительность инвестора. Со 2 июля, после получения проблемного статуса, «Траст» имел ограничения на привлечение вкладов физлиц. «Но в конце ноября, несмотря на запрет НБУ, банк возобновил привлечение вкладов населения по завышенным процентным ставкам», – заявили в НБУ. Именно нарушение требований регулятора стало формальным основанием для признания банка неплатежеспособным.

Банк иначе видит случившееся. «Выплачивали все депозиты. И был небольшой отток», – говорит Константин Кошеленко. Если на 1 октября в банке было 583 млн грн средств физлиц и 9 млн грн у юрлиц, то перед введением временной администрации – 542 млн грн и 6 млн грн соответственно. «Ликвидность есть, временная администрация вошла не в пустой банк. Денежный поток по кредитам составляет порядка 30 млн грн в месяц», – говорит экс-глава банка.

При этом с июля учреждение снижало ставки ежемесячно. «Вместе с тем по ряду продуктов договоры предусматривали пополнение, и часть клиентов пополняли депозиты, открытые весной – зимой. В сентябре банк ограничил и это пополнение», – отмечает Константин Кошеленко. Действительно, у банка было три депозитных продукта с пополнением и доходностью, которая достигала 19-20,5%.

Активность по привлечению вкладов была «существенно сокращена». «Но свернуть ее совсем не могли. Ведь если бы пошли неконтролируемые оттоки, то банк потерял бы ликвидность и стал неплатежеспособным в прямом смысле», – предполагает он. Нацбанк уже успокоил вкладчиков, что 96% клиентов получат вклады в полном объеме, поскольку их размер не превышает 200 тыс. грн, остальные – только по 200 тыс. грн (затраты ФГВФЛ оценивал в 552 млн грн).

«Надеюсь, что ФГВФЛ, отчисления которому были регулярными, в ближайшее время выплатит остаток средств, а текущая ликвидность, погашение кредитов и реализация имущества компенсируют эти затраты. Конечно, вряд ли будут оплачиваться проблемные кредиты жителей неконтролируемых территорий, но это сложно назвать виной менеджмента банка», – думает Константин Кошеленко. Сергей Будкин рассчитывает, что заемщики с небольшими суммами кредитов не будут скрываться, погасят задолженность, и ФГВФЛ таким образом профинансирует возврат вкладов.

Подписывайтесь на финансовые новости FinClub в соцсетях Twitter и Facebook.

Присоединяйтесь