«Договариваться всегда лучше, но с некоторыми заемщиками это невозможно»
Фото finclub.net

«Договариваться всегда лучше, но с некоторыми заемщиками это невозможно»

Сегодня генеральный менеджер Альфа-Банка Иван Свитек должен возглавить правление Укрсоцбанка. Подробности интеграции двух банков Иван Свитек рассказал в первой части интервью FinClub. Во второй части разговора Иван Свитек раскрыл реальную ситуацию с кредитными портфелями курируемых им банков и рассказал, что его поразило в Украине (укр.).


- Сейчас вы подводите баланс, с каким результатом Альфа-Банк закончил 2017-й?

- Финальной цифры еще нет, но прибыль ожидается на уровне 700 млн грн. Основной доход получили от операционной деятельности, частично расформировали резервы. Конечно, для нашего банка 700 млн грн – это все равно мало, но мы видим положительный тренд, и это радует.

- Какой план на 2018 год?

- Прибыль, несомненно, вырастет. Банк должен генерировать прибыль, деньги для инвестиций, обновления системы, нужен капитал для наращивания портфеля активов.

- В Укрсоцбанке противоположный тренд – 1,5 млрд грн убытка.

- В Укрсоцбанке мы продолжаем приводить стоимость активов на балансе к справедливой оценке для дальнейшего слияния. Это ожидаемая для нас ситуация. Когда мы покупали банк, то оценивали его кредитный портфель, а сейчас его чистим. Уже прошло больше года после закрытия сделки, и мы видим, что точно не потеряем на этой сделке. Жизнь длинная, кредиты в портфеле по пять-семь лет, но оценка, которую мы сделали при покупке, сейчас выглядит оправданной.

- А что будет с финрезультатом Укрсоцбанка в текущем году?

- Убыток уменьшится наполовину – до 800 млн грн.

- В 2017-м депозитный портфель Укрсоцбанка сократился существенней, чем вырос у Альфа-Банка. Часть клиентов все же уходят.

- Ситуация на рынке в целом непростая. Мы наблюдаем рост портфелей средств физлиц в целом по системе, но он обеспечен в основном увеличением остатков на текущих счетах. Объем срочных депозитов в системе за год вырос буквально на 1,5%. Суммарный портфель Альфа-Банка и Укрсоцбанка в целом отражает динамику по системе. Мы, к сожалению, не видим существенного прироста срочных денег, а рост портфеля средств до востребования по двум банкам за год составил около 30%.

Читайте: Нацбанк готов задорого поддержать экономику

- Рынок говорит о гиперликвидности, но 13 декабря Альфа-Банк неожиданно взял 625 млн грн рефинансирования НБУ. Зачем они вам понадобились?

- Это была выгодная сделка в рамках управления нашей ликвидностью. Весь рынок ожидал повышения учетной ставки: наши коллеги ожидали рост на 0,5%, НБУ повысил на 1%, поэтому была подана заявка на рефинансирование как на ресурс, который еще не подорожал (взят под 15,5%, а сейчас НБУ рефинансирует под 18%. – Ред.). В тот момент было лучшее соотношение цены и срока для привлечения такого ресурса. Новый брать не планируем, поскольку сейчас на рынке ресурс стоит уже дешевле, чем у НБУ.

- В мае НБУ запускает новый вид рефинансирования на пять лет. Воспользуетесь?

- Мы изучаем этот инструмент. Однако нам кажется, что такое рефинансирование будет интересным для государственных банков, которые традиционно являются держателями больших портфелей гособлигаций. Или в случае увеличения уставного капитала госбанков гособлигациями. У частных банков на сегодня нет больших портфелей таких бумаг.

- А какие планы у Альфа-Банка по кредитованию в 2018 году?

- По итогам прошлого года мы лидировали в кредитовании физлиц – прирост гривневого кредитования, то есть кредитные карты, кредиты наличными и потребкредиты на технику, составил около 4 млрд грн. В этом году мы можем вырасти настолько же: есть потенциал в рознице и МСБ, а в корпоративном сегменте мы больше реструктуризируем кредиты и меняем структуру.

- Как в сделке Альфа-Банка с «Торонто-Киев» на $100 млн?

- С «Торонто-Киев» мы долго вели переговоры, привлекали специалистов по налоговым, юридическим вопросам. И в конце пути все остались довольны результатом. У нас в процессе реструктуризации находится еще несколько крупных компаний, но суммы будут поменьше. Мы сейчас пытаемся диверсифицировать портфель по заемщикам, регионам, миксу валюты, индустрии. Хотим в корпоративном бизнесе больше фокусироваться на качестве.

Читайте: Банкиры удержали бюджетные потоки

- Кого вы считаете конкурентом в рознице?

- Приват, Ощадбанк, Райффайзен, есть еще ОТП и ПУМБ. Мы внимательно следим за рынком. Я считаю большой ошибкой недооценивать конкурентов.

- А продукт «Монобанк» вам конкурент?

- Да, конечно. Очень интересный проект, который раскручивается без больших затрат на рекламу.

- Насколько вы учитываете в своем бизнес-планировании финтех-компании, финансовые компании в виде «киосков у метро», ломбарды и кредитные союзы?

- Если вы посмотрите на структуру рынка беззалоговых кредитов, то у финансовых компаний уже значительная доля – порядка трети всех выдач. Если такой мелкий бизнес смог захватить такую большую долю, для меня это значит, что в чем-то банки недорабатывают. Поэтому да, они наши конкуренты.

- Альфа-Банк активно выдает розничные кредиты, реструктуризирует корпоративы, а как себя будет вести Укрсоцбанк? Он полностью остановит кредитование?

- Мы оставляем кредитную опцию в Укрсоцбанке для его лояльных клиентов. Также продолжается эмиссия карт на Укрсоцбанке. Если человек хочет обслуживаться именно в этом банке, мы не заставляем его переходить в Альфа-Банк.

- Но в первую очередь клиенту будет предложен продукт Альфа-Банка?

- Да, потому что Альфа-Банк Украина технологически более продвинутый. Соответственно и продукты интереснее и удобнее. Для сравнения: в Укрсоцбанке не существует системы для скоринга по кредитным картам.

- Учитывая ситуацию с кредитным портфелем Укрсоцбанка, вливание капитала неизбежно. Как скоро будет докапитализация?

- Необязательно. В прошлом году баланс Укрсоцбанка уменьшился примерно на 30%. Если снижается баланс, то дополнительный капитал не нужен. Мы купили Укрсоцбанк, чтобы интегрировать, и мы это делаем.

- Какие механизмы реструктуризации и взыскания проблемных долгов самые эффективные?

- Их всего два: судиться или вести переговоры. Я считаю, что договариваться всегда лучше. Но есть такие заемщики, с которыми это невозможно.

f rep 0012

- Как в конфликте Укрсоцбанка с «Компанией Рона»?

- Мы пытались пойти путем переговоров, но это не тот случай. Там было откровенное мошенничество. Пострадали несколько банков, в том числе один государственный, и крупная международная компания – Hyundai Corporation.

- Вы сделали этот конфликт публичным, чем это помогло?

- Это помогло привлечь внимание правоохранительных органов. Дело было переведено из региона в Киев и сдвинулось с мертвой точки.

- А чего вы добиваетесь: возврата денег или справедливого наказания для мошенников?

- И первого, и второго. Это в плохом смысле уникальный кейс – мошенничество, подделка документов, фейковые записи в госреестрах. Это тот случай, когда должны быть наказаны не только организаторы сделки, но и все, кто был в нее вовлечен. Очень плохо будет, если они останутся безнаказанными.

- Укрсоцбанк с 2008 года работал со скандальными клиентами, такими как «Пузата хата», с которой ничего не смогли сделать, или строительная компания «Илта», сторонники которой сжигали яхту экс-главы Укрсоцбанка Бориса Тимонькина и его мерседес. То есть эти люди не готовы к диалогу. Что с ними делать?

- У меня нет яхты (смеется). Как я уже говорил, есть только два пути – договариваться или идти в суд. С теми, кто не готов к диалогу, будем работать через правоохранительные органы и суды.

- А их много осталось? Ведь что Альфа-Банк умеет договариваться, в свое время даже договорились со Святашем о реструктуризации долга его автобизнеса.

- Таких больших и громких осталось меньше пяти.

- А будете ли вы свои проблемные кредиты продавать через Prozorro.Sale?

- У нас нет таких планов. У нас собственная сильная экспертиза в этом вопросе.

- А покупать у ФГВФЛ долги?

- Тоже нет. Надо смотреть, что за кредит, какой клиент, залог, какая просрочка и условия. Мы это делаем иногда, но это особенный бизнес. Там могут быть только единичные сделки.

- НБУ предлагает законопроект, который позволит продавать проблемные долги своей КУА, чтобы очистить баланс банка. Создадите свою КУА для группы?

- Мы об этом думали два-три года назад, сейчас это уже не имеет смысла. По нашим банкам большинство проблемных вопросов или уже решены, или близки к этому.

- Какие риски для банковской системы в этом году вы считаете ключевыми?

- Их много. Усложнение геополитической ситуации, резкое падение экономики, новые массовые протесты на улицах, резкая девальвация гривны.

- А резкая девальвация гривны – это «насколько»?

- Гривна ослабла на 2 гривны за последние несколько месяцев. Но меня больше беспокоят не эти 2 гривны, а постоянное ожидание девальвации, когда люди знают, что всегда происходит только девальвация. А когда вы знаете, что гривна завтра будет стоить дешевле, чем сегодня, то вы не будете держать сбережения в гривне, не захотите инвестировать в экономику. Все это имеет последствия. НБУ сейчас сжимает гривневую ликвидность, чтобы поднять ставки и стабилизировать валютный курс, но пока результат не виден (разговор состоялся, когда доллар на межбанке стоил 28,65 грн. – Ред.).

- Вы относите к макрорискам отсутствие главы НБУ с мая прошлого года?

- В любой системе отсутствие лидера – это всегда проблема. Конечно, Валерия Гонтарева сформировала в НБУ сильную менеджерскую команду, но это не могло длиться бесконечно.

- Вы ехали в Украину с ожиданиями и опасениями: что подтвердилось, а что нет?

- Из негативного – это коррупция, ее масштабы очень неприятно поражают. И, наверное, ожидал больше реформ. Из позитивного – это количество людей, которые готовы инвестировать свои силы и время, знания и опыт в будущее страны, и видят четкую связь между результатами своей работы и этим будущим. Это дает повод для оптимизма.

Первую часть интервью читайте тут.

Подписывайтесь на новости FinClub в TelegramViberTwitter и Facebook.