Российские банки учатся жить в блокаде
Фото "Национального корпуса"

Российские банки учатся жить в блокаде

Российские госбанки ускоряют поиски покупателей на свои украинские «дочки». На фоне так называемой блокады – уничтожения банкоматов, актов вандализма и «замуровывания» офисов росбанков, прежде всего Сбербанка, – учреждения подсчитывают убытки. Но пока договориться о продаже не удалось ни одному из пяти российских банков, их стоимость продолжает снижаться (укр.).



Призыв в пустоту

Правоохранители проигнорировали обращение НБУ – никакой публичной реакции на призыв защитить банки с российским госкапиталом от вандалов и «агрессивно настроенных людей» не последовало. Нацбанк в четверг попросил силовиков обеспечить сотрудникам пяти банков и 1,7 млн их вкладчиков доступ к отделениям и банкоматам. «Деятельность этих банков ограничивается под давлением агрессивно настроенных групп людей, которые фактически блокируют работу отделений этих банков и банкоматов, мешают доступу клиентов к их счетам, к возможности воспользоваться платежными средствами», – заявила заместитель главы НБУ Катерина Рожкова.

Крупнейший розничный депозитный портфель на начало 2017 года был у Сбербанка – 11,42 млрд грн. В Проминвестбанке население хранило 5,3 млрд грн, в ВТБ Банке – 4,54 млрд грн, БМ Банке – 0,69 млрд грн, в ВиЭс Банке – 0,46 млрд грн. Суммарно это 22,41 млрд грн, но в банках с российским капиталом портфели перманентно сокращаются и к марту составили 21 млрд грн. При этом вклады до 200 тыс. грн, подпадающие под гарантии ФГВФЛ, составляют 40%, остальное – крупные вклады.

Блокадные будни

Нападения на офисы «дочек» российских банков происходят с 2014 года, но в начале 2017-го они вышли на новый уровень. 30 января активисты праворадикальной партии «Национальный корпус» пикетировали Сбербанк, ВТБ Банк, Проминвестбанк, БМ Банк и Альфа-банк. Активисты обклеили офисы банков плакатами с призывом забирать из них деньги, требовали закрыть связанные с РФ украинские банки и арестовать главу НБУ Валерию Гонтареву. 2 февраля радикалы заблокировали цепями центральный офис Сбербанка на улице Владимирской в Киеве, а затем они заварили ворота и двери отделения ВТБ Банка на углу улицы Пушкинской и бульвара Шевченко. Аналогичные акции прошли во Львове и Ивано-Франковске, а 7 марта атаке вандалов подвергся Альфа-банк в Одессе.

В начале марта протестующие решили сконцентрироваться на Сбербанке, поскольку его «мама» заявила о готовности обслуживать в России людей с «паспортами» так называемых ДНР и ЛНР. Уже 10 марта протестующие вновь «обклеили» банк. «Мы даем две недели всем вкладчикам Сбербанка России забрать свои деньги. Если правительство не закроет это предприятие, мы закроем его сами», – заявил координатор «Штаба блокады торговли с оккупантами» Анатолий Виногородский.

Активисты выдвинули президенту и НБУ ультиматум «до понедельника» принять «адекватное решение по банкам страны-агрессора». Но еще в воскресенье, 12 марта, вандалы уничтожили часть банкоматов. 13 марта они символически замуровали вход в центральный офис Сбербанка. В целях безопасности работа офиса банка была временно приостановлена. 14 марта в Киеве митингующие напали на отделение Альфа-банка. В эти же дни в нескольких областных центрах неизвестные испортили более сотни банкоматов российских банков – залили их монтажной пеной и заклеили экран наклейками. Атаки на отделения Сбербанка, кроме Киева, состоялись в Запорожье, Николаеве, Днепре, Тернополе, Сумах. Активисты заклеивали витрины и двери банков наклейками, обливали краской, закладывали кирпичами. Поскольку полиция бездействовала, банк сам решал проблемы. 18 марта было заблокировано отделение Сбербанка в Тернополе, но в понедельник утром «силами сотрудников банка отделение было разблокировано». «По-прежнему приостановлена работа одного из отделений банка в Днепре и одного киевского отделения», – говорили в банке неделю назад. Блокирование центрального офиса Сбербанка затрудняет инкассацию банкоматов и отделений.

Вандализм активистов наносит убытки банкам в сотни тысяч долларов. Ремонт и замена оборудования в одном отделении стоит до $50 тыс. Замена одного разбитого банкомата стоит от $10 тыс., а ремонт банкомата, в зависимости от характера повреждений, оценивается в 10-15% его цены.

По словам собеседника FinClub в Сбербанке, банк уже зафиксировал свыше 100 случаев проявления вандализма со стороны радикальных активистов, но Национальная полиция вяло реагирует на эти случаи. «По всем фактам правонарушений банк подает заявления в правоохранительные органы, но пока что ни по одну делу не было принято решение в пользу банка, ни один человек не понес наказания», – сказал собеседник. Из-за текущих событий фиксируется отток вкладов, особенно он усилился после того, как ряд СМИ сообщили о том, что российский Сбербанк якобы планирует ликвидацию своей украинской «дочки». Чтобы приостановить отток денег, банк ввел лимиты на снятие наличных по картам в размере 30 тыс. грн в день и обнулил лимиты по кредитным картам.

Официально банки не хотят общаться с прессой – пять запросов FinClub были проигнорированы.

Возможная продажа

Сейчас ведутся переговоры о продаже четырех из пяти российских банков, но наиболее вероятна продажа трех – Проминвестбанка, БМ Банка («дочка» ВТБ) и ВиЭс Банка («дочка» Сбербанка). Сложнее всего найти покупателей на Сбербанк и ВТБ Банк. НБУ готов помочь цивилизованному уходу российских госбанков с украинского рынка. В Нацбанке говорят, что переговоры о продаже российских банков продолжаются, но документы на покупку любого из них никто в НБУ не подавал.

«Блокада» банков не способствует их продаже. Российские акционеры регулярно говорят, что немало инвесторов, готовых выйти на рынок Украины или расширить присутствие на нем, интересуются их украинскими «дочками». Но аналитик банковского сектора группы ICU Михаил Демкив считает, что это лишь способ подогреть интерес к «товару» и попытка создать впечатление ажиотажа вокруг него.

В российских СМИ сообщалось, что россияне хотели получить за ВТБ Банк около $200 млн, но за него дают не больше $50 млн. Сбербанк, который россияне оценили в $680 млн, якобы интересует президента группы DCH, экс-совладельца УкрСиббанка Александра Ярославского. Проминвестбанку «сватали» двух-трех покупателей. Глава Внешэкономбанка Сергей Горьков заявлял, что вскоре будет сформировано финальное решение по продаже Проминвестбанка. В ВЭБ среди заинтересованных лиц называли OTP Bank, но глава венгерского ОТР Шандор Чани утверждал, что находится в переговорах по покупке другого банка. Среди возможных покупателей Проминвестбанка назывались глава Федерации бокса Киевской области Сергей Тронь и бизнесмен Валерий Хорошковский. Среди украинских интересантов также назывались ТАСкомбанк Сергея Тигипко и ПУМБ Рината Ахметова.

На начало года пять санкционных банков имели совокупный регулятивный капитал – около $500 млн: у Проминвестбанка – в пределах $200 млн, у ВТБ и Сбербанка – примерно по $100 млн. «Если судить по объему капитала, то очевидно, что российские акционеры слишком переоценивают свои «дочки». Давно прошли те времена, когда мультипликаторы достигали нескольких капиталов», – говорит Михаил Демкив. По его словам, вряд ли можно ожидать, что в роли покупателя будут выступать иностранные банковские группы, поскольку им запрещено покупать акции банков из санкционного списка. Украинские же инвесторы хотели бы купить, но только дешево. «Блокада» продолжается.

Подписывайтесь на финансовые новости FinClub в соцсетях Twitter и Facebook.